Абдул Азиз, султан Османской империи


Абдул Азиз. Неизвестный художник
Абдул Азиз
Неизвестный художник

Абдул Азиз, султан Османской империи

Абдул-Азис-хан
Abdülaziz (тур.)
Годы жизни: 9 февраля 1830 - 4 июля 1876
Годы правления: 25 июня 1861 - 30 мая 1876
Отец: Махмуд II
Мать: Пертевниял Валиде Султан
Жёны:
1) Дюрр-и Нев Бас Кадын эфенди,
2) Хайран-и Диль Кадын эфэнди,
3) Эда Диль Кадын эфэнди,
4) Нешерек Кадын эфэнди,
5) Гевхери Кадын эфэнди,
6) Йылдыз
Сыновья:
[2] Абдул Меджид II, Юсуф Иззеттин, Махмуд Джалал аль-Дин, Мехмед Селим, Мехмед Сейфеддин, Мехмед Шевкет
Дочери:
[2] Назима Султан, Эсма Султан, Эмине Султан, Салиха Султан, Эмине Султан, Фатьма Султан, Мунира Султан



бдул-Азиз стал турецким султаном в июне 1861 г., после безвременной кончины своего старшего брата Абдул-Меджида I. И хотя ему в ту пору шел уже 32-й год, он оказался совершенно не подготовлен к исполнению обязанностей правителя Османской империи, поскольку не имел для этого даже минимально необходимого образования. Детство будущего султана протекало в дворцовой тиши среди женщин и гаремных ага. Грамоте его обучал бывший шейх уль-ислам, который дал Абдул-Азизу только скудные познания в области религии и традиционных мусульманских наук. В связи с этим султан не мог и не хотел глубоко вникать в государственные проблемы.

Физически сильный, обладавший крепким здоровьем, он посвящал все свое время удовольствиям и различным видам спорта - был прекрасным стрелком, наездником, охотником и борцом. Турецкий историк Коджатюрк писал об Абдул-Азизе: "Его умственный уровень был невысоким, культура - весьма ограниченной, ум - недалекий. Он питал мало склонности к искусству, наукам, умственной деятельности. Много места занимали у него наслаждения и распутство с женщинами двора". Вместе с тем взрывной характер Абдул-Азиза, его надменность, вспыльчивость, упрямство, подозрительность и недоверчивость очень мешали работе с ним членов кабинета. В начале правления, следуя примеру двух своих предшественников, он объявил о продолжении курса реформ. И в самом деле, была предпринята попытка установить контроль над расходами двора и наладить надлежащее использование ресурсов государства. Но вскоре султан отложил подобные начинания. Отправив на пенсию бесчисленных наложниц покойного брата, он собрал свой собственный гарем, настолько большой, что для его обслуживания понадобилось 3 тысячи евнухов. То и дело при дворе устраивались роскошные празднества и ставились расточительные спектакли, так что траты на дворцовые нужды и личные прихоти султана составляли в иные годы до 15% всего бюджета. Многие увлечения Абдул-Азиза казались настолько экстравагантными, что возникали сомнения в его здравомыслии: он обожал потешные бои с участием большого количества солдат; поедал огромное количество яиц и был настолько поглощен своими любимыми боевыми петухами, что надевал ордена и украшения на тех из них, кто побеждал, и отправлял в ссылку тех, кто проигрывал.

Консерватор по убеждениям, Абдул-Азиз правил, не считаясь ни с чьим мнением, как абсолютный деспот. (В последние годы его царствования дело дошло до того, что министры, как в старину, должны были падать перед султаном ниц и целовать ноги его сына.) Он не желал что-либо менять в государственном устройстве Османской империи и не соглашался ни на какие либеральные реформы, хотя и не был вовсе чужд западным влияниям. Так, Абдул-Азиз много внимания уделял созданию в Турции современного военного флота - закупал в Англии крейсера и другие военные суда, а также вооружение для них, на что в основном и расходовались займы, полученные у английских банкиров. В годы его правления Турция укрепила свой статус морской державы и заняла второе место по числу судов на Средиземном море. (Однако обучение флотского персонала по-прежнему находилось на крайне низком уровне, вследствие чего реальная сила турецкого флота была намного ниже той, что можно было предполагать, основываясь на его численности.) Другой дорогостоящей страстью султана стало строительство железных дорог. Средства для него также давали внешние займы. В результате такой политики государственный долг Османской империи рос при Абдул-Азизе, как снежный ком, и вскоре достиг астрономической суммы в 200 млн фунтов стерлингов. Обслуживание этого долга и выплата процентов по нему поглощали более половины всех средств бюджета.

Неумеренные траты Абдул-Азиза и его упорное нежелание продолжать политику реформ, начатую его отцом Махмудом II, вызывали сильное недовольство у молодых представителей турецкой правящей элиты, усвоивших за годы танзимата прогрессивные западные идеи и мечтавших о введении в Турции конституции. Поначалу молодые реформаторы (в дальнейшем их стали называть "новыми османами") находили поддержку лишь у узкой прослойки просвещенного населения. Однако неутешительные итоги царствования Абдул-Азиза привели к тому, что число их сторонников значительно увеличилось. В 1873 г. в Анатолии разразилась сильная засуха, следствием которой стал страшный голод, приведший к распространению нищеты и недовольства. Вслед за неурожайным летом последовала зима настолько холодная, что в пригородах Стамбула появились волки, нападавшие на случайных прохожих. Катастрофически сократилось поголовье крупного рогатого скота и овец, люди тысячами гибли от голода. Умерших было так много, что их не успевали хоронить, и трупы валялись прямо на улицах. Налоговые поступления в казну практически прекратились, и в октябре 1875 г. турецкое правительство объявило через газеты, что из-за большого дефицита бюджета кредиторы Порты будут впредь получать наличными только половину той процентной ставки, которая им полагалась. За финансовым кризисом последовало обострение межнациональных отношений. В 1875 г. вспыхнуло восстание в Герцеговине, быстро распространившееся на Боснию. На помощь повстанцам двинулись вооруженные отряды из Сербии. И христиане, и мусульмане действовали в этой войне со страшной беспощадностью. И с той, и с другой стороны обычным явлением были массовые убийства мирного населения. Правительства всех европейских стран выразили обеспокоенность по поводу балканских событий, да и в самой Турции все больше людей приходили к пониманию того, что управлять страной по-старому, так, как ею правил Абдул-Азиз, дальше нельзя.

В этих условиях активизировались сторонники конституционных реформ, во главе которых встал видный государственный деятель Ахмад Мидхат-паша. Обстановка всеобщего недовольства султаном, царившая в столице, благоприятствовала осуществлению планов заговорщиков. "Новые османы" не могли собственными силами добиться введения конституции, но сумели ловко использовать в своих интересах студентов стамбульских медресе - софтов. Те давно находились в оппозиции к Абдул-Азизу и ежедневно митинговали в мечетях. Чтобы подогреть их недовольство, агенты Мидхат-паши распустили слух о том, что султан намерен просить русского царя о присылке ему 30-тысячного войска для охраны своей особы и трона. То была явная ложь (поскольку отношения с Россией день ото дня становились все хуже), но софты ей поверили. 9 мая 1876 г. около 6 тысяч студентов, вооруженных на деньги Мидхат-паши, оставили занятия в медресе трех главных мечетей Стамбула и собрались на массовую демонстрацию перед зданием Блистательной Порты. Поначалу они потребовали отставки великого визиря Махмуда Недима и главного муфтия. Абдул-Азиз удовлетворил их желание и назначил новым визирем Рюштю-пашу, а председателем Государственного совета сделал Мидхат-пашу.

Однако эта уступка не положила конца возмущению. Избавившись от ближайших сподвижников султана, "новые османы" выступили против него самого. На рассвете 30 мая 1876 г. дворец Долмабахче окружили курсанты стамбульской военной школы. Затем члены кабинета были созваны Мидхат-пашой в военное министерство, где новый великий муфтий зачитал фетву о низложении Абдул-Азиза. Основанием для этого послужили "умственное расстройство, уклонение от решения политических вопросов, использование доходов государства на личные цели и поведение, в целом опасное для государства и общества". Этот документ не вызвал никаких возражений. Министры безропотно принесли присягу племяннику и наследнику Абдул-Азиза Мураду V, который был заранее вызван из своих апартаментов. Султан также не оказал никакого сопротивления: подписал акт отречения и согласился на заключение в старом дворце Тширагане за Босфором. Спустя несколько дней он покончил жизнь самоубийством (вскрыл себе вены с помощью небольших ножниц, которые попросил для того, чтобы остричь бороду).