Флаги Болгарии

Цвета болгарского флага имеют глубокие исторические корни. Так, флаг существовавшего на территории Болгарии в 1363 — 1396 годах Видинского царства был красно-белым (белый крест на красном поле, окруженный белой каймой). Зелеными (реже красными) были знамена гайдуков — цвет обозначал укрывавшие их леса. Широко известны, например, зеленые повстанческие знамена XIX века с золотым львом, попирающим полумесяц, и девизом «Свобода или смерть».

Первые трехцветные знамена, сочетавшие красно-белые исторические цвета с зеленым гайдуцким, относятся к 1861 — 1862 годам. Под таким знаменем из зеленой, белой и красной полос со львом на зеленом поле болгарские эмигранты во главе с Раковским создали в Сербии первую болгарскую легию, участвовавшую в боях против турок. Болгарские повстанцы 60 — 70-х годов носили и форму соответствующих цветов: белые шапки со львом на кокарде, зеленые брюки и красные мундиры. Выбор этого сочетания цветов не случаен. Большой популярностью у болгар, как и у многих других славянских народов, пользовались в XIX веке так называемые панславянские цвета — белый, синий и красный, употреблявшиеся на флагах России и Сербии, которые были оплотом борьбы за освобождение Балканского полуострова от турецкого господства. После замены нехарактерного для Болгарии синего цвета на популярный зеленый — цвет свободы и надежды — и возникли национальные болгарские цвета. Самое раннее из болгарских знамен с современным расположением цветов (на нем изображались еще лев и патриотический лозунг) было создано в 1877 году во время освободительного восстания болгарского народа, поддержанного Россией. Это так называемое Браилское знамя, созданное в румынском городе Браила болгарским патриотом С.Параскевовым и врученное командованию объединенных русско-болгарских войск, стало прообразом национального флага. После освобождения Болгарии и провозглашения ее независимости в 1878 году ее государственным флагом стало бело-зелено-красное полотнище безо всяких изображений (в период 1948 — 1990 годов на белой полосе у древка помещался герб). Белый цвет флага символизирует стремление болгарского народа к миру, свободе, гуманизму и чистоту его идеалов. Зеленый цвет обозначает красоту, вечную молодость и плодородие болгарской земли, ее поля и леса, а также надежду на будущее, красный — многовековую борьбу за свободу и независимость, кровь, пролитую за их достижение, боевой дух, мужество и стойкость народа.


Гербы Болгарии

С давних времен традиционной эмблемой Болгарии является лев, олицетворяющий мощь государства и отвагу ее жителей.

Древний болгарский герб

Красный лев на золотом поле как символ Болгарии встречается еще в конце Xll века на гербе сербского царя Стефана Немани (часть болгарских земель входила тогда в состав Сербского царства). На гербе одного из его преемников — Стефана Душана в середине XIV века лев стал золотым на красном поле. Официально же на гербе Болгарии, а точнее Тырновского царства (в 1363 году Болгария распалась на Тырновское и Видинское царства), лев появляется во время правления последнего перед турецким завоеванием царя Ивана Шишмана (1371-1393гг.), который поместил его изображение на монетах вместо употреблявшегося до этого под влиянием Византии двуглавого орла. На щитах воинов этого царя изображались три красных льва на золотом поле. Во времена турецкого ига — почти пять веков — лев был для болгарского народа символом борьбы за свободу. Эмблему золотого льва носили на шапках и изображали на знаменах повстанцы-гайдуки. Коронованный лев с мечом и крестом, попирающий символы турецких угнетателей — полумесяцсо звездой и их знамена, в сопровождении патриотического девиза «Свобода или смерть», изображался на печати созданного в 1862 году в Сербии Временного болгарского управления во главе с революционером Г.Раковским. Коронованный лев с этим же девизом был и на печати созданного в 1871 году Болгарского центрального революционного комитета. Корона в этих случаях служила символом стремления к достижению суверенитета страны. Естественно, что после освобождения Болгарии от турецкого господства коронованный лев — в 1879 году — стал главной эмблемой герба молодого государства. Первоначально лев изображался под княжеской, а после провозглашения в 1908 году Болгарского царства — под царской короной, ставшей эмблемой монархической власти. В период монархии существовало множество вариантов герба. Малым (и наиболее распространенным) гербом служил золотой коронованный лев с зелеными когтями и языком на темно-красном щите, увенчанном короной. На среднем гербе этот щит поддерживали еще два льва на фигурной подставке, иногда державшие национальные флаги. На большом гербе все изображение помещалось на фоне мантии с короной. Гербовый щит иногда обрамлялся орденскими лентами. На большом и среднем гербах был девиз — сначала «С нами бог», а затем— «Объединение дает силу».

Герб Болгарии до 1887 г.

Но и сами гербовые щиты, сохраняя в основе традиционного льва, бывали различными. Эта историческая национальная эмблема часто сочеталась с иноземными символами, так как на болгарском престоле оказывались немцы — сначала Александр Баттенберг из Гессен-Дармштадта, а в 1887 - 1946 годах — представители династии Саксен-Кобург-Гота-Кохари.

Герб Болгарии в 1887-1946 гг.

Поэтому в центре большого герба при князе Александре помещался династический гессенский щиток — синий с красно-белым львом. При нем же в большом гербе наряду с болгарским львом изображался восьмиконечный православный крест на зеленом поле, являвшийся одной из популярных повстанческих эмблем времен антитурецкой освободительной борьбы.

ГЕРБ: щит разделен на четыре части серебряным крестом. На центральном щитке - династический герб Фердинанда I Саксен-Кобург-Готского - князя, а потом царя Болгарии. В первой и четвертой четвертях - золотой коронованный лев в красном поле; во второй и третьей - серебряный восьмиконечный крест в зеленом поле. На среднем гербе этот щит поддерживали еще два льва на фигурной подставке, державшие национальные флаги. На большом гербе все изображение помещалось на фоне мантии с короной. Гербовый щит иногда обрамлялся орденскими лентами. На большом и среднем гербах был девиз — сначала «С нами бог», а затем — «Объединение дает силу».

При Кобургах же до 1918 года (то есть до ликвидации вследствие германской революции их «родового гнезда» — герцогства Саксен-Кобург-Гота) на груди болгарского льва, как правило, помещался династический саксонский щиток (черные и желтые полосы, пересеченные зеленой короной). Кроме того, в связи с территориальными спорами с соседними странами в некоторых вариантах болгарского большого герба конца XIX — начала XX века встречаются эмблемы исторических областей — Фракии (два красных столба на белом под двумя желтыми коронами на синем поле) и Фессалии (на красном поле две руки держат корону) как символы претензий на эти территории. После революции 1944 года в качестве герба первое время использовался красный щит без короны с золотым коронованным львом. Провозглашение в 1946 году Болгарии народной республикой привело к коренному изменению герба в духе коммунистической эмблематики.


Геральдическая корона Болгарии


Дворец

Царский дворец в Софии


Болгарское царство
Царство България
Раздел находится в разработке

Древнейшими обитателями Болгарии признаются фракийские племена, о которых свидетельствуют многочисленные могильные холмы (tumuli, рассеянные по всей стране). Эти племена были покорены сначала македонскими царями, а затем римлянами, которые в 29 г. до н.э. обратили область между Гемусом (Балканами) и Дунаем в римскую провинцию под названием Мизии (Moesia); страна же к югу от Гемуса, т. е. собственная Фракия, была сначала оставлена под властью туземного князя и только позднее, при императоре Клавдии, в 46 г. н.э., также обращена в римскую провинцию, причем, однако, горцы Гемуса и Родопа сохранили отчасти свою независимость и порядки. Во время движения народов, предшествовавшего падению Западной Римской империи, здесь проходили различные племена, и наконец осели готы, которые вскоре ушли в Италию, за ними двигались славянские племена, которые постепенно наводнили Балканский полуостров и проникли до самого Пелопоннеса, приводя своими набегами в ужас Византию. Почти одновременно со славянами появляются на Дунае болгары, бродячий народ уральско-чудского или финского происхождения, которые жили долго на Волге. В V и начале VI века орды болгар уже кочуют между Доном и Днепром, постепенно двигаясь к Дунаю; они предпринимают набеги за Дунай и доходят до стен Константинополя. В конце VI века их покоряют пришедшие с востока авары, или обры, дикая и воинственная орда, нахлынувшая в равнины Тиссы и Дуная около 568 г., откуда они производят свои опустошительные набеги на соседние страны. Страшное Аварское царство, однако, просуществовало недолго, около двух с половиной столетий, — оно затем распалось и вскоре исчезло бесследно. Освободившись от авар, болгары отчасти покоряют оружием, отчасти подчиняют себе славянские племена в придунайских областях, образуя около 679 года первое Болгарское царство в Мизии. Основателем этого последнего был один из болгарских князей или ханов, по имени Исперих (греки называли его Аспарухом). Его орда сначала обитала в Угле (по-гречески этот край назывался Онглос, по-татарски Буджак, что значит также угол) между Дунаем, Днестром и Понтом. Отсюда Аспарух, пользуясь слабостью Византии при императоре Константине Поганате, проник с своими полчищами до Варны. Он облюбовал мизийские нивы, которые к югу упирались в крутой и непроходимый Балкан, с тылу были прикрыты широким Дунаем, а на востоке омывались давно знакомым болгарам бурным Черным морем. Центром своего поселения он сделал Преславу, или Преслав, первую по времени болгарскую столицу на Балканском полуострове (ныне Эски-Джума близ Шумлы).

По смерти этого полулегендарного Аспаруха между болгарскими князьями, его преемниками, возникли раздоры, и о болгарах было мало слышно, но в начале IX века они шумно появляются на исторической сцене после вступления на престол (около 802—807 г.) сильнейшего из болгарских князей Крума, неутомимого и свирепого воина, который прославился своими успешными войнами и опустошительными набегами, в особенности против Византии. Крум нанес жесточайшее поражение императору Никифору I, предпринявшему против него поход. Сначала император взял и сжег болгарский город, местопребывание князя. Но на возвратном пути Крум, загородив засеками балканские проходы, окружил византийское войско в горах и уничтожил его 25 июля 811 г. Сам император пал в бою. Крум выставил его голову, воткнутую на копье, на позорище своим воинам, а потом приказал из черепа, оправленного серебром, сделать чашу и пил из нее вино на пирах с своими гостями. Пользуясь победой, он жестоко опустошил Фракию и Македонию, а в следующем году разбил императора Михаила под Адрианополем и подошел к самой столице Византии, но, убедившись в опасности и безуспешности осады Константинополя, за неимением осадных машин предложил мир под условием ежегодной дани в виде даров и, разорив все окрестности греческой столицы до Геллеспонта, на этот раз удалился. Два года спустя, несмотря на поражение, нанесенное ему императором Львом при Месемврии, Крум, собрав многочисленное войско из болгар, аваров и славян, вторично пошел на Константинополь с целью взять его, для чего запасся огромным количеством осадных машин. Но в 815 г. он внезапно умер под стенами столицы Византии, а полчища его после смерти Крума рассеялись. Преемник Крума Мортагон (у западных писателей Омартаг), заключив мир с императором Львом V, обратил болгарские силы в другую сторону и завоевал Паннонию. При правнуке Крума, князе Борисе (852—888 г.), в Болгарии утвердилось христианство. После некоторых колебаний между Римом и Византией этот князь принял христианское учение от Византии и около 864 г. крестился сам (при чем получил имя Михаила) и крестил свою дружину и бояр. Христианство задолго перед тем начало распространяться среди болгар. Крещение болгарского народа и князя совпало с просветительной деятельностью первоучителей славянства, солунских братьев св. Кирилла и Мефодия. Ученики Meфодия окончательно утвердили литургию в Болгарии на славянском языке и положили начало ее церковнославянской литературе. С принятием христианства болгары слились с покоренными ими славянами и, усвоив славянский язык и письменность, окончательно ославянились. Михаил-Борис, отказавшись в старости от престола, пошел в монастырь и скончался монахом. Его изображение на золотом фоне находится в одной рукописи XIII века в Московской синодальной библиотеке. Он был причтен к лику святых, и с него начинается ряд святых болгарской церкви. При младшем сыне Бориса, царе Симеоне Великом или Сильном (888—927), Болгария достигла высшей степени своего могущества. Воспитанный в Константинополе и получивший там греческое воспитание, весьма образованный Симеон возвысил, укрепил и расширил новокрещеное царство. Начало его правления ознаменовалось войной с пришедшими на Дунай мадьярами и Византией. Победив врагов, Симеон водворил долгий мир (почти на четверть века) с Византией, но после смерти императора Льва Философа (в 912 г.) Симеон, послы которого были оскорблены в Константинополе, воспользовавшись бессилием дряхлевшей Византии, стал угрожать самому ее существованию. Симеон сам имел виды на императорский престол; в 913 году он явился с сильным войском перед Константинополем, которое расположилось от Влахерна до Золотых ворот и от Золотого Рога до моря.

Сначала он довольствовался выгодными договорами, богатыми дарами и формальным соглашением о браке императора-мальчика (Константина Багрянородного) с его дочерью, рассчитывая править Константинополем через своего зятя, который был последним в роде. Почтенный богатыми и огромными дарами, Симеон обещал патриарху Николаю, с которым вел переговоры, прочный мир, какого доселе не бывало между греками и болгарами и какого не знали прежние поколения. Но когда мать малолетнего Константина, Зоя, взяла в свои руки правление, удалив патриарха и уничтожив брачный договор, политика Симеона относительно Византии изменилась и началась снова война. Симеон завоевал большую часть принадлежавших Византии областей на Балканском полуострове, в 914 г. взял Адрианополь, в 917 г. нанес лучшим войскам империи жестокое поражение при р. Ахелое близ Месемврии. Это поражение произвело такое впечатление в столице Византии, что вызвало там переворот, императрица-мать была заключена в монастырь, а начальник византийского флота Роман Лакапен, объявленный регентом на время несовершеннолетия юного императора Константина Багрянородного, женил его на своей дочери.

После этого переворота Симеон стал открыто домогаться византийского престола; он принял титул цесаря, или царя, болгар и греков, требовал чтобы Византия признала его таковым и продолжал упорно с нею воевать. Так как по тогдашним понятиям при императоре должен состоять патриарх, то болгарское архиепископство было возведено в патриархат. Царскую корону Симеон, вероятно, получил из Рима; присвоенный им царский титул носили все правители Болгарии до падения Болгарского царства в 1393 году. Симеон два раза брал Адрианополь и четыре раза осаждал Константинополь. В последнюю осаду (в 924 г.) соправитель императора Константина, вышесказанный Роман Лакапен, лично явился в лагерь Симеона умолять о мире и пощаде. Такое унижение Византии не прошло даром преемникам Симеона; византийский двор с тех пор напрягал все усилия для сокрушения такого опасного врага, как болгары.

Симеон снял осаду Константинополя, обложив Византию данью; его к тому склонил отказ аравитян, его союзников, прислать флот для содействия его операциям против столицы с моря (аравитяне были закуплены византийским золотом) и восстание против него сербского жупана и хорватов. Смирив жупана и хорватов, Симеон стал готовиться к новым, более широких размеров предприятиям против Византии, но среди этих приготовлений в 927 г. его постигла смерть.

При Симеоне Болгария достигла наибольших пределов своего господства — она простиралась до стен Константинополя и Адрии. Симеон завоевал прибрежные области Македонии до самой Солуни, которыми он, однако, овладеть не успел. Его владения с другой стороны переходили за Дунай. До вторжения мадьяр Симеону принадлежали Валахия и части теперешней Венгрии и Трансильвании. Сербия и Византия платили ему дань. Араб Аль-Масуди, посетивший Константинополь во второй половине X века, писал, что болгарское царство длиною в 30 дней, а шириною в 10 дней. Время Симеона — золотая эпоха болгарской литературы, хотя она не имела своей поэзии, что свидетельствует об ее подражательности и малой связи с народным бытом. Симеон не только покровительствовал литературе, но и сам ею занимался; он перевел некоторые проповеди Иоанна Златоуста на славянский язык (собрание которых получило название Златоструя). Иоанн, экзарх Болгарский, перевел "Богословие Иоанна Дамаскина" и написал "Толкование на книгу Бытия", пресвитер Григорий перевел известную хронику Амартола, которая перешла и в Россию вместе с другими произведениями болгарской письменности времен царя Симеона; черноризец Храбр составил историю изобретения славянской азбуки, в которой сообщает, что славяне "еще погани сущи", т. е. будучи язычниками, "писали чертами и резами". При сыне и преемнике Симеона, миролюбивом Петре I Кротком (927—968), Болгарское царство пришло в упадок и разделилось — образовалось Западное Болгарское царство под властью одного из возмутившихся бояр, Петра Шишмана.

Женатый на византийской принцессе Петр подчинился влиянию Константинопольского двора, который вскоре вследствие раздоров в Болгарии и упадка ее могущества стал относиться к болгарам презрительно, и когда Петр послал за дарами к императору Никифору Фоке, последний, прогнав их, сказал: "убирайтесь к вашему тулупнику" (т. е. царю Петру, который, по болгарскому обычаю, носил зимой платье с бараньим мехом). Политические раздоры усложнились религиозными, вызванными богомильством. — Кроме того, Никифор Фока, желая окончательного ослабления Болгарии, склонил дарами русского великого князя Святослава к походу на Болгарию; в первый поход (967) Святослав, спустившись по Днепру в Черное море, пристал с десятитысячным войском к устью Дуная и, поразив болгарскую рать, овладел болгарским городом Малой Преславой к востоку от Тульчи, на правом берегу георгиевского русла Дуная. Вторжение печенегов, осадивших Киев, заставило Святослава на этот раз оставить Болгарию и вернуться на родину.

Престарелый болгарский царь Петр ввиду появления нового врага старался расположить в свою пользу императора, который и заключил союз с Болгарией, союз, скрепленный браком двух византийских царевичей на дочерях Петра, сыновья которого — Борис и Роман — были посланы на воспитание в Константинополь. Зимой 969 г. умер царь Петр, а весной того же года Святослав вторично, но с более многочисленным войском, пришел в Болгарию и после нескольких сражений овладел не только Доростолом (Силистрия) и другими дунайскими городами, но и самой столицей болгарского царства — Преславой на Камчии (основанной, по преданиям, Аспарухом), пленил преемника Петра, царя Бориса, со всем семейством, захватив там скопленные болгарами со времен Крума сокровища. Увеличив свое войско болгарскими и мадьярскими наемниками, русский князь перешел Балканы и после жестокого боя взял приступом Филиппополь (теперешний Пловдив болгар). Появление русских на греческой границе и, так сказать, в соседстве со столицей Византии встревожило императора Иоанна Цимисхия, тем более, что Святослав, отвергнув предложенный ему мир, поразил византийское войско под стенами Адрианополя и опустошил Фракию.

Весной 971 г. Цимисхий из Адрианополя с многочисленным войском пошел на Великую Преславу через Балканские проходы, не занятые по беспечности Святославом, и после упорной борьбы овладел болгарской столицей, освободил пленного Бориса с семейством и осадил Святослава в Доростоле. После трехмесячной отчаянной борьбы под стенами этого города Святослав заключил мирный договор с византийским императором, который снабдил его судами и припасами для возвращения на родину. По удалении Святослава Дунайская Болгария была занята византийцами. Цимисхий и не думал возвращать царство освобожденному им Борису. Царь Борис II и болгарский патриарх Дамиан были низложены. Вся Восточная Болгария, т. е. как Дунайская, так и Северная Фракия с Филиппополем, была присоединена к империи и стала византийской провинцией, причем болгарские города получили греческие названия. Возвратившись с триумфом в столицу, Цимисхий пожертвовал в Софийский собор корону злейших врагов империи — болгарских царей. Борис должен был снять с себя публично украшенную золотом жемчужную тиару, багряницу и красные башмаки и взамен этого получил титул магистра империи. Его младший брат Роман был оскоплен.

Западное Болгарское царство, более обширное, в котором удержалась династия Шишмана, просуществовало долее. Оно состояло из Македонии, Албании, Северного Эпира, Фессалии, долины Моравы и края между Софией и Видином. Столицей Западной Болгарии при основателе царства Шишмане был Средец (София), затем Водена, а младший его сын Самуил перенес ее в Охриду. Сорокалетнее царствование Самуила (сына Шишмана от гречанки из Ларисы) ознаменовалось постоянными войнами с Византией; он умер от горя после тяжкого поражения, нанесенного его войску при Белащице (1014) императором Василием II (из Македонской династии), прозванным Болгаробойцем. Василий ослепил 15 тыс. пленных болгар, оставив из них сотого кривым, и в таком виде послал их к Самуилу. Болгарский царь при виде своих воинов с выколотыми глазами упал на землю — и через два дня умер, не пережив этого удара. После смерти Самуила начались раздоры; его сын Гавриил-Роман (по-славянски Родомир) был умерщвлен родственником (1015). Ему наследовал царь Иван Владислав или Святослав (1015-1018). Император Василий, пользуясь возникшим в Западной Болгарии междоусобием, покорил и это Болгарское царство с ее столицей Охридой в 1018 г. В XI и XII вв. все области первого Болгарского царства составляли византийские провинции и состояли в полной зависимости от константинопольских императоров.

Но в конце XII века (именно в 1186) два брата — Петр и Иоанн Асени (потомки болгарского царя Шишмана), полунезависимые владельцы неприступных балканских замков Тырнова и Трапезницы на р. Янтре, стали во главе восстания, поднявшегося в балканских замках, владельцы которых, потомки сподвижников Самуила, пользуясь войнами Византии с мадьярами и половцами, стали почти независимы от византийского дукса, управлявшего Болгарией, и возмутились против императора Исаака II, который, заключив мир с венгерским королем Белой и женившись на его дочери, стал приводить в подчинение империи этих строптивых вассалов. Пользуясь слабостью Византии, эти Асени основали второе Болгарское царство в Мизии, т. е. в пределах между Дунаем и Балканами, избрав столицей Тырново. Во время крестового похода Фридриха Барбароссы предприимчивый Асень предлагал ему помощь и союз против Византии, относившейся неблагоприятно к крестоносцам. Но затем преемники первых Асеней, начиная с их младшего брата, Калояна, становятся на сторону Византии против крестоносцев, завоевавших Константинополь. Этот Калоян весьма удачно воевал с латинским императором в Константинополе и, разбив императора Балдуина под Адрианополем, взял его в плен и потом завоевал северную Македонию и Фракию до этого города и Родопских гор, но его убили при осаде Солуни. Царствование Иоанна Асеня II (1218—1241) было самым блестящим временем второго Болгарского царства, которое почти достигло при нем пределов державы Симеона. Этот Асень покорил горную Албанию и верхнюю часть моравской долины и украсил свою столицу Тырново, которую болгары стали называть богоспасаемым градом царей. Вскоре после его смерти начинаются раздоры и междоусобицы; его младший сын Михаил был убит узурпатором Калиманом, который в свою очередь погиб насильственной смертью, и Болгарское царство теряет во время этих междоусобий свои македонские и фракийские провинции. Михаил был последний из мужской линии Асеней, царство которых распадается вследствие своеволия вождей, бояр и постоянных крамол. Болгария разделяется на несколько владений и продолжает враждовать с Византией; последняя накликает на Болгарию татар, которые и подчиняют ее себе временно в конце XIII века. В конце XIV века Болгария попадает под власть сербского короля Стефана Душана, который создал тогда могущественное Сербское королевство, приняв титул царя сербов, греков, болгар и албанцев. Вскоре после смерти Стефана Душана на Балканском полуострове появляются турки, под ударами которых гибнет как Сербское, так и Болгарское царство. В 1393 г. султан Баязет взял приступом столицу Болгарского царства Тырново — последний болгарский царь Иоанн Шишман III был уведен в плен вместе с болгарским патриархом, и Болгария обратилась в турецкую провинцию. В 1393 г. пало Тырновское Болгарское царство, а вместе с ним церковная независимость Болгарии. Западная Болгария, или Бдинское царство (столицей которого был Бдин или Видин, на Дунае), также подчинилась туркам после поражения венгерского короля Сигизмунда, желавшего вытеснить турок из Западной Болгарии; под Никополем (в 1396 г.) царь этой последней — Срацимир — был уведен султаном Баязетом в плен, и вся Болгария стала турецкой областью. После падения Константинополя (29 мая 1453 г.) султан признал главой всех православных христиан на Востоке греческого патриарха в Константинополе, который сделался единственным представителем и заступником за христиан этого исповедания на Балканском полуострове. Греческое духовенство не могло забыть старой исторической борьбы Византии с болгарами и, пользуясь своим положением, деятельно искореняло болгарский национальный дух в подвластном ему церковном управлении. Для болгар был закрыт доступ к высшим духовным должностям, хотя они составляли большинство во многих странах, подчиненных константинопольскому патриарху. Высшее духовенство огречилось после введения греческого языка в богослужении; кроме того, в некоторые приходы стали назначаться священники также из греков. Сельское духовенство вследствие уничтожения школ загрубело, всякая литературная деятельность прекратилась. Века турецкого господства темны для истории. Мы знаем, что высшие классы в Болгарии были отчасти истреблены, отчасти обращены в мусульманство. Живущие в окрестностях Ловчи, в Родопских горах и др. местностях помаки — те же, только отуреченные, болгары, т. е. принявшие ислам. Некоторые из болгарских бояр с своими слугами и последовавшими за ними выходцами бежали за границу и поселились в Молдавии и Банаге. Болгария пришла в полный упадок. Просвещение, достигшее в ней довольно значительной степени развития в золотой век царя Симеона, совершенно угасло. В течение нескольких веков вовсе не печаталось книг на болгарском языке; известна только одна книга "Псалтирь", напечатанная в 1596 г. болгарином Яковом Крайковым в Венеции, на своем языке. Греческое духовенство, особенно с конца XVIII в., когда образовалась и получила преобладание в церковных делах партия фанариотов (т. е. греков, проживавших в Фанаре, одном из предместий Константинополя), стало систематически преследовать и искоренять болгарскую национальность, имея в виду ради великой идеи, т. е. восстановления древней Византии, огречить болгарское население. Болгарский народ, лишенный школ, руководителей и национального богослужения, обратился в безответную райю, политически подчиненную турецкой власти, а духовно — греческому духовенству. Он обнищал материально и духовно, погряз в невежестве и как бы утратил свое национальное сознание. Фанариотское духовенство не без основания обвиняют в намеренном истреблении болгарских исторических памятников, книг и рукописей. Первые признаки болгарского возрождения относятся к концу XVIII века, когда все прошлое Болгарии пришло в совершенное забвение не только у других народов, но и у самих болгар.

В 1762 г. хиландарский монах на Афоне, Паисий, болгарин родом из Самокова, составил славяно-болгарскую историю "О Царях и святых болгарских и всех деяниях болгарских". Она написана на основании сочинения дубровицкого аббата Мавро Орбини (Regno degli slavi, в 1601 г.), переведенного по-русски в 1722 г. и в русском переводе известного Паисию, так же как и всемирная хроника Барония (русский перевод в 1716 г.). На основании этих источников, дополнив их некоторыми болгарскими грамотами и житиями святых, Паисий составил свою славяно-болгарскую историю, чтобы напомнить славные прошедшие времена своего народа, могущественных царей, знаменитых святых. Он указал болгарскому народу в жизни прошедших времен предмет гордости и урок для сохранения верности своей национальности и для отпора врагам.

Сочинение Паисия разошлось в рукописи и произвело впечатление, возбудив в Болгарии чувство патриотизма. Оно было напечатано только в нынешнем столетии, именно в 1844 г. в Пеште Христаки Павловичем из Дупницы, но с значительными переменами, под заглавием: "Царственник или история Болгарская". Ученик Паисия, Софроний, епископ врачанский (в мире Стойко Владиславов), умерший в 1815 г. в Бухареште, куда он должен был удалиться от преследований, издал первую печатную книгу на новоболгарском языке: "Собрание поучений, переведенных с старославянского и греческого языка" (Кириакодромион. Рымник, 1806 г.). Сначала Стойко был священником в Котле и учил в тамошней школе болгарскому языку, а затем греческое духовенство назначило его епископом в г. Врацу, под именем Софрония.

Деятельность Паисия и Софрония послужила первым зерном болгарского возрождения, которое в начале XIX столетия вследствие войн Екатерины II и Александра I с Турцией стало распространяться и нашло новых деятелей среди болгарских купцов, поселившихся в Валахии, благодаря содействию которых вне пределов Болгарии было издано несколько книг на болгарском языке и, между прочим, "Букварь" Петра Беровича, или Берона, напечатанный в Брашове, в Трансильвании, в 1824 г.

Болгарское возрождение заметно стало крепнуть после занятия русскими войсками Болгарии и Адрианополя. Одновременно с этим появилась в Москве в 1829 году известная книга карпаторуса Юрия Венелина "Древние и нынешние Болгарии", своей книгой и путешествием на Балканский полуостров оказавшего громадное влияние на пробуждение национального чувства в болгарах. Проживавшие в Одессе болгары В. Априлов и Н. Палаузов, сначала поддерживавшие греческие школы и греческое движение, прочтя книгу Венелина, стали ревностными деятелями национального болгарского возрождения. Они решили основать на своей родине, в Габрове, небольшом городке между Тырновом и Шипкой, первое болгарское училище, которое им удалось открыть в 1835 г. Габровская школа имела большой успех. Учрежденное в Одессе Априловым и Палаузовым Болгарское настоятельство деятельно поддерживало эту школу, выдавая ей ежегодное денежное пособие. Это настоятельство пригласило в габровскую школу учителем рыльского иеромонаха Неофита, оказавшего большие услуги болгарской народной педагогии и национальному движению. Явились новые пожертвования, стали издаваться учебники на болгарском языке, и 6 лет спустя после открытия первой школы в Болгарии существовал уже ряд школ, получавших из Габрова необходимые учебные пособия. В 1844 г. стала издаваться первая болгарская газета. Болгарское национальное движение обратило на себя тогда внимание Европы, и в Риме возникла мысль, пользуясь неудовольствием Болгарии против греческого духовенства, подчинить их папской власти. В начале 40-х годов в монастыре Св. Бенедикта в Галате с этой целью была основана миссионерская станция лазаристов с иезуитом аббатом Боре во главе, а в Бебеке, одном из предместий Константинополя, была основана школа для обучения болгарских мальчиков и девочек. После Крымской войны и Парижского конгресса (в 1856 г.) особенно усилилась католическая и протестантская пропаганда в Болгарии, которой благоприятствовали раздоры между Болгарией и константинопольским патриархом. 28 февр. 1870 г. султан издал известный фирман о Болгарском экзархате, которым была создана самостоятельная болгарская церковь под управлением экзарха, выбираемого болгарскими епископами, власти которого подчинились все болгарские епископы в пределах Оттоманской Порты. Это учреждение самостоятельного болгарского экзархата последовало без согласия и благословения константинопольского патриарха, которое требовалось каноническими правилами. Оно вызвало величайшее раздражение и обострило церковную распрю между греками и болгарами. Вселенский патриарх Анфим на соборе греческих патриархов и митрополитов, собранном в 1872 г. в Константинополе, объявил Болгарию схизматиками и отлучил их от общения с Православной вселенской церковью. Эта ожесточенная церковная распря с греками вызвала целую полемическую литературу. На болгарском языке стали издаваться брошюры и газеты, которые выходили в Константинополе, Букареште, Белграде и Вене, а также в Москве. Болгарские эмигранты, главным образом в Белграде и Бухаресте, образовали комитет для агитации среди болгарского населения, подвластного султану. Молодые люди из Болгарии поехали учиться в Западную Европу и в Россию, особенно в Москву. Учрежденные в Москве и Петербурге славянские благотворительные общества оказывали материальное пособие болгарам, приехавшим учиться в Россию.

Некоторые вспышки болгарского национального движения обнаружились уже в 1867 г., но они скоро были подавлены турками. Восстание Боснии и Герцеговины в 1875 г. вызвало сильное брожение в Болгарии — болгарское население поднялось против турецкого ига на южных склонах Балкан, в местечках Панагюште, Капривщице, Батаке и др., а также в Сельви и Габрове. Гайдуцкие четы в Балканах, появлявшиеся в этих горах периодически, — заметно усилились и стали смелее в своих нападениях на турецкие власти. Но это народное движение было подавлено турецкими войсками и при этом сопровождалось жестокой резней в южной Болгарии, которую турки считали очагом национального движения. Около 60 местечек было разорено, и свыше 12 тыс. болгар обоего пола и различного возраста было зарезано и повешено. Наибольшее зверство обнаружили турки в местечке Батаке (в Родопских горах). Болгарская резня встревожила общественное мнение Европы и вызвала сильное негодование в России. Ближайшим последствием этой резни было созвание Константинопольской конференции в декабре 1876 г. Послы великих держав предложили Порте образование двух самостоятельных провинций из турецких областей, населенных болгарами, — Тырновской и Софийской, управляемых губернаторами из христиан по назначению султана, но с одобрения великих держав. Порта отклонила предложения великих держав, что вызвало объявление войны со стороны России (в апреле 1877 г.). Русская армия, перейдя Дунай, 14 июня того же года заняла Систово; вместе с занятием этого города вступило в действие русское гражданское управление в Болгарии, начальником которого был назначен князь В. А. Черкасский. Это управление положило начало самостоятельной организации края. Трактатами Сан-Стефанским 19 февр. 1878 г. и Берлинским 13 июля 1879 г. был образован новый порядок вещей в Болгарии, для водворения которого Берлинским конгрессом был установлен девятимесячный срок со дня ратификации трактата. В течение этого срока продолжалась русская оккупация и русское гражданское управление, во главе которого стоял князь А. М. Дондуков-Корсаков, облеченный званием императорского комиссара и обширными полномочиями для организации освобожденного русским оружием края. В эти девять месяцев при самой усиленной деятельности была поспешно закончена русскою оккупационною властью военная и гражданская организация Болгария Образовано болгарское земское войско в составе 21 пешей дружины, 4 кон. сотен, 2 саперных рот и 1 роты осадной артиллерии — численностью в 25000 челов., не считая русских кадров, которые состояли из 394 офицеров и 2700 нижн. чинов; административные и судебные учреждения, больницы, госпитали, склады военных запасов; введены таможенные и акцизные сборы (с табаку и вина) и, наконец, выработан органич. устав Болгарского княжества. Этот последний был составлен советом управления императорского комиссара и исправлен в Петербурге особою комиссиею под председательством князя С. Н. Урусова. 10 февраля 1879 г. было собрано в Тырнове первое болгарское народное собрание для рассмотрения предложенного ему князем Дондуковым проекта органического устава, который и был принят собранием с значительными изменениями, имевшими целью ограничение княжеской власти; при этом собранием было отвергнуто предложенное проектом учреждение державного совета, который должен был служить посредником между князем и народным собранием. Вслед за утверждением устава, названного Тырновскою конституцию 1879 г., князь Дондуков-Корсаков согласно постановлениям этой конституции созвал в том же Тырнове (17 апр.) великое народное собрание для избрания болгарского князя. Таковым, согласно желанию императорского комиссара, был избран молодой принц Александр Баттенберг, лейтенант прусской службы, племянник русской императрицы (сын ее родного брата Александра Гессенского). Народное собрание отправило в Берлин депутацию для извещения избранного князя о своем решении. Последний вслед за тем отправился в Ливадию для принесения благодарности русскому императору и объехал европейские столицы. Избрание Баттенберга болгарским князем было признано всеми великими державами, подписавшими Берлинский трактат. Из Константинополя, где князь Александр представился султану Абдул-Гамиду, от которого он получил инвеституру, он отправился в Варну и вступил на болгарскую территорию. Дондуков-Корсаков, встретив болгарского князя в Варне, проводил его до Тырнова, где болгарский князь 9 июля 1879 г. принес присягу на верность конституции, после чего ему было передано управление, а императорский комиссар вместе с русским гражданским управлением и оккупационным войском удалился в Россию. Вместе с подробной сметой доходов, которые были исчислены в 24 млн. франков (народное собрание увеличило смету ожидаемых доходов до 28 млн.), русское гражданское управление передало новому болгарскому правительству запасный фонд в 14 миллионов франков. Прибыв в Софию, избранную столицей Болгарского княжества, кн. Александр поручил составление первого болгарского министерства Бурмову (воспитаннику Киевской духовной академии). В состав этого министерства вошли Марк Балабанов, Начевич и Греков, управление же военным министерством было поручено русскому генералу Паренсову. Это министерство, впрочем, за исключением военного ведомства, занялось перетасовкой администрации княжества, в составе которой преобладали так наз. либералы, т. е. сторонники Д. Цанкова и П. Каравелова, не попавших в это министерство. Князь предложил Д. Цанкову министерский портфель, но последний, не сочувствуя некоторым членам кабинета, от него отказался. Произведенные во время управления этого министерства выборы в народное собрание, имевшее собраться осенью 1879 г., дали значительное большинство партии оппозиции (Цанков, Каравелов, Славейков), и несмотря на желание князя сохранить это министерство, на другой день после открытия заседания собрание (открылось 27 октября) выразило полное и резкое неодобрение министерству. Неделю спустя собрание было распущено княжеским указом от 3 ноября, в котором было сказано, что оно распускается потому, что по своему составу не представляет достаточных гарантий для правильного разрешения дел и водворения надлежащего порядка в княжестве. Вместе с этим последовали перемены в кабинете: председатель его, министр внутренних дел г. Бурмов, допустивший торжество оппозиции на выборах, был уволен и заменен Иконовым, приглашенным на этот пост из В. Румелии, а министром народного просвещения, представители которого заявили себя горячими сторонниками оппозиции (болгарские школьные учителя принимали самое деятельное участие в выборах, содействуя своим влиянием успеху депутатов оппозиции), был назначен известный болгарский писатель Климент Браницкий (Василий Друмьев), митрополит Тырновский, которому было предоставлено и председательствование в совете министров. Но действительным руководителем министерства явился Начевич, соединивший в своих руках управление министерством финансов и иностранных дел (последним временно) и пользовавшийся особым расположением болгарского князя. Этот последний вместе с Грековым и личным секретарем князя, молодым болгарином, воспитывавшимся в Западной Европе, Стоиловым, образовали кружок интимных советников князя, вызывавший против себя негодование оппозиции, которая имела за себя всю болгарскую печать (за исключением одной газеты, руководимой вышеуказанным кружком) и школьных учителей, весьма влиятельных деятелей болгарской общественной жизни. Оппозиция еще более усилилась многочисленными увольнениями чиновников, произведенными так называемым консервативным министерством, — эти последние и их родственники выступили на выборах озлобленными противниками правительства. Новые выборы, произведенные в начале 1880 года, дали результаты еще более неблагоприятные для министерства, и последнее в апреле того же года вышло в отставку. Тогда князь Александр по совету русского императора поручил составление министерства вождю оппозиции, старому болгарскому деятелю, игравшему роль в болгарских делах еще при турецком владычестве, Драгану Цанкову, который в то время считался наиболее влиятельным и уважаемым в стране и собрании общественным деятелем, хотя он не пользовался личным расположением князя.

Это министерство, в состав которого вошел Петко Каравелов и другие представители так называемой радикальной партии, отнеслось серьезно к своей задаче, обнаружив благоразумную осторожность и сдержанность в своей политике (оно отказалось содействовать революционному движению в В. Румелии, которое предполагал вызвать болгарский князь с целью присоединения этой области), заботясь более всего о соблюдении строгой экономии в расходах. Но такая бережливость министерства, сопротивление его приглашению на болгарскую службу помимо согласия народного собрания, иностранных чиновников и твердое намерение держаться пределов установленного этим собранием бюджета вызвали неудовольствие князя. Личные враги Цанкова, ближайшие и доверенные советники Баттенберга — Начевич, Стоилов и Греков — постоянно подстрекали последнего против министерства, отклонявшего различные финансовые аферы, которые они желали провести в собрании. Поэтому князь ожидал только случая, чтобы отделаться от своего старого и упрямого министра. Этот случай представился в виде недоразумения, возникшего в Дунайской комиссии между австро-венгерским и болгарским представителями. Последний представил возражение против составленного в Вене проекта правил судоходства по Дунаю, хотя этот проект был предварительно одобрен болгарским князем. Австрийский консул принес жалобу на болгарского представителя, обвиняя при этом председателя министерства Цанкова, будто бы давшего болгарскому делегату инструкции действовать вопреки последовавшему соглашению. Князь Александр потребовал, чтобы Цанков немедленно вышел из министерства, назначив на его место Каравелова. Заменив главу кабинета и опытного Цанкова молодым Каравеловым, болгарский князь навлек на себя неудовольствие людей осторожных. Каравелов был более склонен к роли народного трибуна и агитатора, чем к деловому исполнению своих обязанностей в качестве главы исполнительной власти в княжестве. Его управление отличалось отсутствием дисциплины и задорным тоном болгарской печати, которая находилась в самых близких отношениях с президентом министерства. Каравелов, кроме того, не ладил с военным министром генер. Эрнротом, прибывшим незадолго перед тем из России на место Паренсова. Военный министр не одобрял демагогических наклонностей главы министерства, с которым у него кроме того возникали недоразумения по делам военного ведомства. Старые болгары, бывшие министры, их родственники и вообще так называемые болгарские консерваторы, крайне недовольные министерством Каравелова, стали говорить о тревожном внутреннем состоянии страны, которая, по их словам, стремилась к явной анархии. Таким положением дел искусно пользовались вышеназванные советники князя, которые желали пересмотра конституции и предоставления ему самых широких полномочий, надеясь при этом ввиду своих личных к нему отношений достигнуть власти и денег. Они старательно поддерживали и распространяли самые тревожные слухи насчет политики и намерений министерства Каравелова в издававшейся в Софии газете "Болгарский глас" (которой руководил Начевич), в этом же смысле посылались корреспонденции из Болгарии в европейские и русские газеты.

Ввиду такого положения вещей болгарский князь, убедившись во время своей поездки в Петербург (в марте 1881 г.) на погребение императора Александра Николаевича, что министерство Каравелова не пользуется сочувствием русского правительства и не встретит в нем поддержки и что, кроме того, порядок, установленный в Болгарии тырновской конституцией, начинает возбуждать сомнения — решился произвести переворот. Он поспешил произвести таковой до приезда в Софию русского генерального консула М. А. Хитрово (назначенного на место Кумани, отозванного из Болгарии согласно желанию князя). 27 апреля 1881 г. на улицах Софии была расклеена прокламация князя Александра к болгарскому народу, которая возвещала об увольнении министерства Каравелова и необходимости приостановить действие тырновской конституции, "которая расстроила страну внутри и дискредитирует ее извне. Такой порядок вещей поколебал в народе веру в законность и правду, внушая ему опасение за будущее. Поэтому (говорил князь Александр в своей прокламации) я решился созвать в наикратчайший срок народное собрание и возвратить ему вместе с короной управление судьбами болгарского народа, если собрание не одобрит условий, которые я ему предложу для управления страной".

В заключение прокламации было объявлено, что военному министру генералу Эрнроту поручено составление временного кабинета для обеспечения свободы выборов и поддержания порядка в стране. Собранное в Систове великое народное собрание 1 июля 1881 г. утвердило предложенные ему князем три пункта условий, в силу которых на 7 лет было приостановлено действие тырновской конституции, а князю были предоставлены широкие полномочия в отношении введения новых учреждений, необходимых для благоустройства страны, с тем, чтобы по истечении этого срока было снова созвано великое народное собрание для пересмотра конституции согласно указаниям князя. Во время полномочий князя народные представители должны были собираться только для утверждения бюджета и договоров с иностранными государствами. В течение же первого года болгарскому князю было предоставлено право вовсе не созывать народного собрания, пользуясь прежним бюджетом. Несмотря на такое одобрение систовским собранием переворота и предоставления ему потребованных полномочий, болгарский князь сознавал шаткость своего положения среди обнаружившегося в княжестве глухого брожения, вызванного переворотом. Каравелов, члены его министерства, а также их сторонники, к домам которых на первое время была приставлена полицейская стража, удалились в соседние страны. Сам Каравелов переехал в Восточную Румелию, а оставшиеся в княжестве агитировали против князя, нарушившего присягу, в том числе и находившийся в заключении Цанков, сосланный в глухой городок Врацу. Такая оппозиция оказалась опасной князю и его болгарским советникам, которые не только не пользовались доверием народа, но, имея весьма мало сторонников, возбуждали против себя общее озлобление. Таким образом князь Александр мог удержать предоставленные ему полномочия и сам удержаться в Болгарии, только опираясь на Россию, которая в то время пользовалась большим влиянием в Болгарии. Во главе болгарской армии и ее отдельных частей, начиная с полковых, батальонных и ротных командиров, стояли русские офицеры, которым подчинились и молодые болгарские офицеры. Приученное к дисциплине русскими офицерами, болгарское войско привыкло им повиноваться, и они являлись наиболее надежным оплотом для поддержания княжеской власти и порядка в Болгарии. Поэтому в течение всего периода упразднения тырновской конституции, продолжавшегося два года четыре месяца и несколько дней (с 27 апреля 1881 г. по 7 сентября 1883 г.), князь Александр вынужден был ставить во главе исполнительной власти русских офицеров, которых он назначал президентами неоднократно сменяемых им кабинетов. Министрам из русских поручались министерства внутренних дел и военное, в первом из них участвовали полковник Ремдинген и генерал Крылов, в последнем генералы Соболев и Каульбарс. Болгарский князь вообще был недоволен своими русскими министрами, которые не желали поддерживать во что бы то ни стало малочисленную и не пользовавшуюся расположением и доверием страны партию его любимцев. Они заботились исключительно о поддержании тишины и порядка в стране и об охране национальных ее интересов. Кроме того, убедившись, что княжеские любимцы, преследуя чисто личные цели, вносят только интриги в дела высшего управления, неохотно давали им министерские портфели, предпочитая им болгар, стоящих вне борьбы партий. Стоилов и Начевич и примкнувший к ним доктор Вулкович из Восточной Румелии по настоянию князя получали портфели, но скоро теряли их вследствие возникавших при появлении их в министерстве интриг — первые два были уволены, а Вулкович был назначен председателем новоучрежденного державного совета, который, впрочем, просуществовал весьма недолго, не оправдав ожиданий князя — при тогдашнем положении Болгарии это учреждение оказалось мертворожденным. Недоразумения между болгарским князем и его русскими министрами (генералами Соболевым и бар. Каульбарсом) настолько обострились, что князь Александр, прибыв в мае 1883 г. в Москву на коронацию, выразил желание заменить их другими. Вследствие этих недоразумений был временно командирован в Софию для управления русским генеральным консульством наш посланник в Бразилии А. С. Ионин, которому было предоставлено разрешение пререканий между князем и его русскими министрами. Болгарский князь, недовольный миссией, возложенной на Ионина, поспешил войти в соглашение с оппозицией и Драганом Цанковым, который был вызван для переговоров в Софию. Ведя одновременно переговоры с нашим уполномоченным дипломатом и русскими министрами, князь Александр условился о назначении особой комиссии под личным его председательством для пересмотра конституции, после чего было предположено созвать великое народное собрание для утверждения необходимых исправлений в тырновской конституции и заявления о прекращении княжеских полномочий. Затем, с восстановлением нормального порядка вещей, русские министры должны были оставить Болгарию. Вместо того манифестом от 7 сентября 1883 г. болгарский князь совершенно неожиданно для своего министерства объявил о прекращении своих полномочий и полном восстановлении тырновской конституции, поручив составление министерства Драгану Цанкову. Генералы Соболев и Каульбарс вслед за изданием манифеста подали прошение об отставке и оставили Болгарию. Такая развязка вопроса еще более охладила отношения болгарского князя к России, который, будучи недоволен отозванием в Россию некоторых русских офицеров, пользовавшихся его расположением, издал приказ об увольнении всех русск. офицеров, состоявших на болгарской службе. Встревоженное таким поступком Баттенберга, который мог привести к полному разрыву, мин. Цанкова немедленно командировало в СПб. одного из своих членов, Марка Балабанова, для определения условий и срока службы русских офицеров с предложением отмены приказа о русских офицерах в случае согласия русского правительства заключить по этому предмету конвенцию с Болгарией.

Эта конвенция была заключена приезжавшим в конце 1883 г. в Софию флигель-адъютантом бароном Н. В. Каульбарсом (русским военным агентом в Вене, братом бывшего военного министра). Русские офицеры, необходимость которых в качестве инструкторов армии сознавалась министерством и общественным мнением, остались в Болгарии, но им было воспрещено всякое участие в делах политических. После стольких кризисов, казалось, настал отдых. Партия Начевича временно сошла с политической сцены, сам он удалился в Румынию, получив место дипломатического агента в Букареште. Болгарский князь, выжидая хода событий, предоставил управление своему министерству, а сам некоторое время держался в стороне от политики, но министерству пришлось бороться с болгарскими эмигрантами, которые после восстановления конституции, возвратившись с Каравеловым из В. Румелии и избрав его предводителем оппозиции, восстали против Цанкова. Произведенные в мае 1884 г. выборы в собрание, при производстве которых министерство воздержалось от всякого давления на избирателей, дали огромное большинство оппозиции. Открывшееся 27 июня народное собрание избрало С. Стамбулова своим председателем, а министерство Цанкова вышло в отставку. — Князь поручил составление нового кабинета Каравелову, который составил его из молодых людей своей партии, в которой приобрел преобладающее влияние новый председатель собрания Стамбулов. Во время этого второго министерства Каравелова князь Александр, сблизившись с Англией (брат его женился на дочери английской королевы), после поездки в Лондон вошел в деятельные сношения с революционной партией, агитировавшей в Румелии с целью ниспровержения существовавшего там правительства и присоединения этой области к Болгарскому княжеству. При этом князь Александр стал усердно искать примирения с либеральной партией, стараясь изгладить воспоминания прошлого, сваливая на Россию свои прежние действия. Он также употреблял все зависевшие от него средства, чтобы расположить к себе болгарских офицеров, в разговорах с которыми постоянно высказывал сожаление, что состоящие на службе в болгарском войске русские офицеры мешают карьере болгарских офицеров — эти слова производили впечатление, вызывая недоразумения и рознь между теми и другими.

Восточная Румелия, из которой была образована Берлинским трактатом автономная область, управлялась на основании составленного в 1879 г. европейской международной комиссией Органического статута генерал-губернатором, областным собранием народных представителей и делегатами этого последнего, состоявшим из десяти членов постоянным комитетом. Генерал-губернатор В. Румелии назначался на 5 лет из лиц православного христианского исповедания, султаном, с согласия великих держав, подписавших Берлинский трактат; от него зависели все назначения должностных лиц автономной области, за исключением только шести директоров, соответствовавших министрам болгарского княжества, и начальников милиции, жандармерии и его генерального штаба. Эти последние назначались султаном по представлениям генерал-губернатора области. Первым генералом В. Румелии был Алеко-паша (Александр Богориди, огреченный болгарин, дед которого был родом из Котла в Балканах и приобрел известность своею деятельностью на пользу возрождения болгарской национальности, который долгое время состоял на турецкой службе и одно время занимал пост посла Высокой Порты в Вене. Пятилетнее управление Алеко-паши прошло довольно мирно, хотя ознаменовалось нередкими столкновениями генерал-губернатора с областным собранием и постоянным комитетом. После переворота в княжестве Алеко-паша стал мечтать о болгарской княжеской короне. Он оказал благосклонный прием болгарским эмигрантам, поселившимся в В. Румелии, и желал назначить Каравелова директором финансов В. Румелии, чему воспротивилась русская дипломатия. Издававшаяся в Пловдиве (Филиппополе) Каравеловым болгарская газета "Независимость" получала от него субсидию. Нападки этой газеты на русских офицеров, состоявших на службе в румелийской милиции, и честолюбивые стремления Алеко-паши, желавшего сделаться болгарским князем вместо Баттенберга, вызвали натянутые отношения между ним и Россией. Кроме того, сама Порта не желала продолжения его управления на второе пятилетие, которое как бы обратило его в пожизненного генерал-губернатора Восточной Румелии. Алеко-паша, желавший сохранить свой пост, усердно домогался покровительства западных держав, подписавших Берлинский трактат, думая при их содействии получить султанский фирман на второе пятилетие. Последний год своего управления он посвятил интригам и мелким придиркам к русским офицерам и болгарам, известным своими симпатиями к России. В апреле 1884 г., вопреки ожиданиям Алеко-паши, султаном с согласия великих держав был назначен генерал-губернатором Восточной Румелии Гавpиил Крестович, генеральный секретарь области, в течение пяти лет занимавший пост директора внутренних дел и исправлявший должность правителя области во время летних отлучек Алеко-паши в Константинополь. Вопрос о назначении ген.-губ. Восточной Румелии вызвал сильную агитацию в этой области, население которой тяготилось своей зависимостью от султана (принятые собранием законопроекты требовали санкции султана, советники которого, злоупотребляя этим правом, слишком часто кассировали их и тормозили таким образом развитие законодательства области). В апреле 1884 г., почти одновременно с назначением нового генерал-губернатора, из Восточной Румелии отправилась депутация в Европу с целью ходатайствовать о присоединении этой области к княжеству, но в Берлине, Вене и Петербурге был отклонен самый приезд этой депутации, а в Париже и Лондоне депутация не могла добиться официального приема. Представителям депутации было объявлено, что возбуждение этого вопроса, могущего нарушить мир и тишину на Балканском полуострове, решительно порицается всеми европейскими кабинетами. Но движение в этом направлении было в высшей степени популярно как в В. Румелии, так и в княжестве. Князь Александр болгарский решился воспользоваться таким настроением. Он вошел в сношения с некоторыми офицерами румелийской милиции и революционными комитетами, агитировавшими в пользу соединения, и, кроме того, совершив лично поездку в Лондон, склонил Сент-Джемсский кабинет к благоприятному взгляду на такой переворот, который, хотя и нарушал Берлинский трактат, но ставил Россию в затруднительное положение. Революционная партия в В. Румелии, во главе которой стоял радикальный журналист Захарий Стоянов, войдя в соглашение с офицером румелийской милиции майором Николаевым, произвела переворот. Ген.-губернатор Крестович был арестован и выслан из области. Образовалось временное правительство, во главе которого был поставлен доктор Странский (болгарин, занимавший прежде должность директора финансов Восточной Румелии и лично известный князю Александру). Болгарский князь, знавший о приготовлении к революции в Филиппополе, находился в это время в Варне. Получив телеграмму от временного правительства об успехе переворота, он 8 сентября издал прокламацию о присоединении Восточной Румелии к княжеству, двинув вместе с тем предварительно стоявшее в Филиппополе на границе болгарское войско на турецкую границу. Вслед за тем последовал протест Высокой Порты на нарушение болгарским князем Берлинского трактата посредством вступления с войском в пределы подвластной султану В. Румелии. 11 сент. последовало отозвание русских офицеров, состоявших на болгарской службе, хотя некоторые из русских унтер-офицеров вследствие неведения ими о таком распоряжении продолжали оставаться в болгарских рядах и приняли участие в последовавшей войне с Сербией. Отозвание русских офицеров послужило категорическим выражением неодобрения русским правительством переворота. Сербия, протестуя против нарушения прав султана и присоединения Восточной Румелии к Болгарскому княжеству, объявила 1 ноября 1885 г. последнему войну. 2 ноября сербская армия перешла границу, направляясь на Софию, в количестве 5 дивизий в составе около 45 тыс. человек под командой короля Милана. Но 5, 6 и 7 ноября сербская армия была разбита и отброшена болгарами за границу. Болгарское войско затем в свою очередь перешло в наступление и нанесло второе поражение сербам под стенами принадлежащего последним г. Пирота, взятого болгарами. Но дальнейшее движение болгар было остановлено ультиматумом, предъявленным князю Александру австро-венгерским консулом в Белграде, гр. Кевенгюллером (16 ноября), что и вызвало заключение перемирия. Дипломатические переговоры между Болгарским княжеством и Портой на основании конвенции, заключенной великим визирем Киамиль-пашой с болгарским министром иностранных дел Цановым, закончились султанским ираде от 19 января 1886 года, в силу которого Александр Баттенбергский был признан на 5 лет генерал-губернатором Восточной Румелии. В таком виде Высокая Порта санкционировала установленный переворотом порядок вещей, а 15 марта был подписан при содействии великих держав в Букареште мирный договор между Болгарией и Сербией, коим было восстановлено положение вещей, предшествовавшее войне. 24 мар. 1886 на конференции послов великих держав была подписана конвенция, признавшая последовавшее между Портой и Болгарским княжеством соглашение, т. е. предоставление болгарскому князю управление Восточной Румелией на 5 лет.

9 августа 1886 года Александр Баттенбергский заговором офицеров софийского гарнизона и присоединившегося к ним Струмского пехотного полка был низвергнут с престола и, подписав отречение, был выслан из пределов Болгарского княжества.

Низверженный болгарский князь арестовавшими его офицерами был увезен из Софии, посажен в Рахове на пароход и под конвоем, во главе которого стоял капитан Карджиев, отправлен в Россию. По высадке его на берег в местечке Рени (в Бессарабии) он был сдан русским властям, предоставившим ему полную свободу, пользуясь которой он отправился в Австрию. В Софии после низвержения князя было образовано временное правительство, во главе которого был поставлен известный болгарский патриот и писатель, тырновский митрополит Климент (наместник экзарха); в состав этого правительства вошел также Драган Цанков в качестве министра внутренних дел. Несколько дней спустя, во избежание междоусобий, временное правительство передало свою власть Каравелову, Никифорову (занимавшему пост военного министра во время переворота) и начальнику артиллерии майору Попову. Между тем бывший болгарский князь, приехав в Галицию, получил в Львове от своих сторонников из Болгарии приглашение немедленно вернуться назад. Уступая настояниям Начевича и советам английской и австрийской дипломатии, он поспешил через Румынию в Болгарию.

17 августа, высадившись в Рущуке, Баттенберг отправил телеграмму русскому императору, в которой заявлял, что, получив от России княжеский венец, он по первому ее требованию готов возвратить его. В полученном 20 августа ответе русского государя содержалось порицание его возвращению в Болгарию и было высказано опасение злополучных последствий такового для страны, уже подвергшейся столь тяжким испытаниям. Пораженный этим ответом, Баттенберг отправился в Софию, холодно и даже неприязненно встречаемый на пути населением. По приезде в Софию, убедившись, что в низвержении его участвовала значительная часть и притом лучших офицеров болгарской армии, он вторично отрекся от звания болгарского князя и в прощальном воззвании к болгарскому народу от 27 авг. — 8 сент. объявил, что удаляется, сознав печальную истину, что отъезд его из Болгарии облегчит восстановление добрых отношений к России. Но перед отъездом отрекшийся князь принял меры с целью упрочить положение в стране враждебных России элементов, передав управление лицам наиболее враждебным последней. Он назначил регентами Каравелова, Стамбулова и Муткурова и образовал новое министерство из радикалов с Родославовым во главе. Тем не менее, однако, ввиду настроения болгарского народа, привыкшего считать Россию своей естественной и исторической покровительницей и желавшего следовать ее указаниям, регентство первое время старалось заслужить расположение русского правительства. Александров день (30 августа) был торжественно отпразднован в Софии — в чествовании тезоименитства русского царя приняли единодушное участие представители власти, депутаты и весь народ. Собрание болгарских представителей единогласно постановило отправить телеграмму к государю императору с изъявлением чувств любви и признательности, умоляя его предать забвению прошлые вины Болгарии и снова взять под свою защиту болгарский народ, его объединение, самобытность и самостоятельность. Министр иностранных дел, статс-секретарь Н. К. Гирс, отвечая на это заявление и сообщая о благосклонном приеме государем чувств, выраженных представителями болгарского народа, известил болгарское правительство о предстоящем прибытии в Софию назначенного заведовать делами дипломатического агентства генерала барона Каульбарса, который предназначался служить посредником при передаче болгарам указаний русского правительства в видах обеспечения стране счастливой будущности и восстановления прежних отношений между Россией и княжеством. Состоявший русским военным агентом в Вене Н. В. Каульбарс вслед за тем (13 сентября) прибыл в Софию и вступил в переговоры с регентством. Условия, первоначально предложенные генералом Каульбарсом, заключались в следующих трех пунктах: 1) отсрочка на два месяца выборов в великое народное собрание, созываемое для избрания нового князя, 2) снятие осадного положения, объявленного регентством по вступлении в управление, 3) освобождение из заточения лиц, обвиненных в перевороте 9 августа. Правители Болгарии согласились на две из рекомендованных им русским уполномоченным мер — осадное положение было отменено и участники переворота были освобождены, но первое из выставленных генералом Каульбарсом условий, на котором он особенно настаивал, — отсрочка выборов — встретило решительный отказ со стороны регентства. Последнее, ссылаясь на постановления тырновской конституции и действовавшего в княжестве избирательного закона, устанавливавшие сроки для производства выборов, решительно воспротивилось отсрочке выборов. Это разногласие и последовавший затем указ регентства о производстве выборов вызвали разрыв между болгарским правительством и русским уполномоченным. Вслед за опубликованием этого указа, генерал Каульбарс (17/29 сент.) издал свой циркуляр к русским консулам в Болгарии, поручив последним распространить его в народе. В этом циркуляре бар. Каульбарс, обращаясь непосредственно к самому болгарскому народу, излагал свою политическую программу соглашения, предложенную им болгарскому правительству и призывал болгар к прекращению междоусобий, открытому и единодушному сближению с Россией и полному доверию к намерениям их освободителя — русского государя, направленным единственно ко благу Болгарии. Одновременно с изданием этого циркуляра русский уполномоченный в ноте, обращенной к болгарскому министру иностранных дел Начевичу, заявил, что назначенные регентством выборы он признает незаконными, поэтому самое великое народное собрание, происшедшее из этих выборов, и все его решения будут сочтены Россией лишенными всякого значения. Все это, а также предпринятая генералом Каульбарсом поездка по Болгарии в самый разгар избирательной борьбы и речи, произнесенные им на публичных сходках, в которых он, обращаясь к населению, обличал и порицал действия и распоряжения регентства, привело к окончательному разрыву с последним. Разрыв сопровождался прискорбными сценами, оскорбительными криками уличной толпы на сходке в Софии при появлении на ней генерала, возвратившегося из своей поездки, а в самый день выборов в этом городе — поруганием здания русского агентства и оскорблением осенявшего его флага. 9 октября открылось в Софии заседание народного собрания, в котором преобладали сторонники регентства. Ввиду насилий, сопровождавших выборы, а также притеснений, которым стали подвергаться русские подданные в Болгарии, генерал Каульбарс обратился с ультиматумом к болгарскому правительству, требуя энергичных мер к прекращению таких посягательств. Уклончивый ответ болгарского министерства вызвал новые пререкания, закончившиеся заявлением генерала Каульбарса, что при первом насилии, которому подвергнется кто-либо из русских подданных на болгарской территории, русские дипломатические представители оставят Болгарию, и всякие сношения с нею будут прерваны.

Такое насилие последовало 5 ноября в г. Филиппополе (Пловдиве): кавас генерального консульства в Восточной Румелии, отправленный с депешами на телеграфную станцию, подвергся нападению палочников и солдат и был доставлен в консульство в беспамятном состоянии от нанесенных ему побоев. 8 ноября генерал Каульбарс, спустив флаг с здания дипломатического агентства в Софии, со всем персоналом этого последнего выехал из Болгарии через Константинополь в Россию, предписав всем русским консулам в Болгарии и Румелии последовать его примеру. Русские подданные, проживавшие в пределах Болгарии, получили приглашение оставить княжество. Оставляя Болгарию, русский уполномоченный издал и велел расклеить прощальную ноту, в которой, обращаясь к болгарскому народу, объяснил, что Императорский кабинет не находит возможным поддерживать сношения с болгарским правительством в его настоящем составе, так как оно окончательно утратило доверие России. После отъезда русских дипломатических представителей в Болгарии водворился террор палочников, покровительствуемых болгарскими правителями, т. е. регентами и министрами, которые пользовались ими для упрочения своего господства в стране. Такое положение вещей, отзываясь крайне тяжело на мирном населении княжества, вызывало сильное неудовольствие как в этом последнем, так и в войске, и имело последствием несколько военных восстаний, которые вспыхнули в Силистрии, Рущуке, Бургасе и Сливне. Заручившись расположением болгарских офицеров, болгарское правительство, вполне подчинившееся наиболее энергичному из регентов, Степану Стамбулову, подавило эти восстания. Наиболее серьезное из них, произошедшее в Рущуке, было усмирено с величайшей суровостью. Начальник рущукского гарнизона — майор Узунов и эмигрант Панов (бывший член временного правительства после 9 августа), прибывший в Болгарию ради участия в восстании, были расстреляны вместе с другими лицами и простыми гражданами в числе 10 человек. 300 молодых солдат и более 100 старых рущукского гарнизона были заключены в тюрьмы. В числе арестованных был один из назначенных Баттенбергом регентов — Каравелов, обвиненный в сношениях с заговорщиками: майор Паница подверг его жестоким истязаниям, хотя впоследствии он был выпущен на свободу за недоказанностью обвинения. Господствовавшее в стране возбужденное состояние умов, угрожавшее новыми переворотами, заставило правителей Болгарии, т. е. Стамбулова и председателя собрания Захария Стоянова, спешить избранием нового князя. Народное собрание болгарских представителей, собравшееся осенью 1886 года во время пребывания в княжестве генерала Каульбарса, избрало князем принца Вольдемара Датского, но последний от этого избрания отказался. 20 ноября того же года, вслед за удалением русских дипломатических представителей из Болгарии, была отправлена в Западную Европу болгарская депутация (Кальчев, Греков, Стоилов) с просьбой о посредничестве великих держав, подписавших Берлинский договор, для решения болгарского вопроса. Европейские кабинеты, равно как и Оттоманская Порта, дали депутации совет войти по этому предмету в непосредственное соглашение с Россией, но депутация вопреки такому совету во время своего пребывания в Вене обратилась к принцу Фердинанду Кобургскому с предложением ему болгарского престола. Эта комбинация встретила усердную поддержку в некоторых мадьярских магнатах, взявшихся за проведение кандидатуры Кобурга в Болгарии и принявших на себя денежные расходы по этому предмету. Принц Фердинанд Кобургский вступил в сношения с регентством и выразил свое согласие, оговорив последнее условием признания его в качестве князя державами, подписавшими Берлинский договор. Но затем, несмотря на отказ держав одобрить его кандидатуру, Кобург, избранный в июле 1887 народным собранием болгарским князем (избрание его было проведено регентством, несмотря на сильную оппозицию партии полковника Николаева, влиятельного в Румелии, где он командовал бригадой, и министра Радославова, сторонников Баттенберга), после некоторого колебания отправился в Софию и вступил в управление княжеством. Он поручил составление министерства Стамбулову, который, назначив на влиятельный пост военного министра своего зятя Муткурова, составил министерство из своих приверженцев и партии Начевича, который, так же как и Стамбулов, явился усердным сторонником Кобурга.

Принц Фердинанд, сознавая шаткость своего положения, неоднократно и усердно добивался признания своего избрания Портой и великими державами, но его старания остались безуспешны. Заговор Паницы (недавнего друга Стамбулова и помощника) с целью низвержения Кобурга и умерщвления Стамбулова (майор Паница был арестован вместе с своими сообщниками в январе 1890 года и расстрелян того же года 16 июня в военном лагере в Софии), а также другие проявления народного неудовольствия и последовавшее на улицах Софии 15 марта 1891 г. покушение на жизнь Стамбулова, при чем был убит наповал тремя пулями из револьвера сопровождавший его министр финансов Бельчев, свидетельствуют о том, что страна не пришла еще в нормальное состояние. В 1891 была основана Болгарская социал-демократическая партия. В 1912-13 Болгария участвовала в Балканских войнах. В 1-й мировой войне выступила (с 1915) на стороне Германии. По Нейискому мирному договору 1919 потеряла значительные территории, выход к Эгейскому морю. Сентябрьское восстание 1923 было жестоко подавлено правительством Александра Цанкова, пришедшим к власти после переворота (июнь 1923). В 1924 были запрещены компартия и другие демократические организации. В 1932 Цанков основал фашистскую партию Национально-социальное движение.

В марте 1941 Болгария была вовлечена в Берлинский пакт 1940, войска Германии введены на болгарскую территорию. Организатором вооруженной антифашистской борьбы являлась компартия. В 1942 создан Отечественный фронт во главе с коммунистами, организационно закрепивший объединение патриотических сил. После вступления Советской Армии на территорию Болгарии, монархический режим был свергнут. 9 сентября 1944 создано первое правительство Отечественного фронта. 15 сентября 1946 Болгария провозглашена народной республикой. В июне 1990 на выборах в Народное собрание, проходивших на многопартийной основе, победила Болгарская социалистическая партия (с 1990 новое название компартии), в декабре сформировано коалиционное правительство. В октябре 1991 на парламентских выборах победу одержала коалиция движений и организаций Союз демократических сил (основана в декабре 1989).

Правители Болгарии

Ханы Великой Болгарии [632-668]

Кратковременное объединение булгарских племён, возникшее в Восточной Европе в причерноморских и азовских степях. Территория булгарского союза простиралась от Нижнего Дона до предгорий Кубани и от Тамани до междуречья Кумы и Восточного Маныча.

Династия Дуло

Кубрат I

632-665

Батбаян I

660-668

Территория Великой Болгарии завоёвана Хазарским каганатом

668

Первое Болгарское царство [681-1018]

Ханы Болгарии [681-865]

Аспарух I

681-700

Тервел I

700-718

Кормесий I

718-725

Севар I

725-740

Кормисош I

740-756

Винех I

756-761

Телец I

761-764

Сабин I

764-766

Умор I

766-766

Токту I

766-767

Паган I

767-768

Телериг I

768-777

Кардам I

777-803

Крум I Грозный

803-814

Вне династий

Дукум I

814-815

Дицевг I

815-816

Крумова династия

Омуртаг I

816-831

Маламир I

831-836

Пресиан I

836-852

Богорис (Борис I) (1)

836-865

Князья Болгарии [865-918]

Михаил (2)

855-889

Владимир I Расате

889-893

Симеон I Великий

893-918

Цари Болгарии [918-972]

Симеон I Великий

918-927

Петр I Кроткий

927-969

Борис II

969-972

Завоевание восточной части Болгарии Византийской империей

972

Западно-Болгарское царство [972-1018]

Борис II

972-977

Роман I

977-997

Кометопулы

Самуил

997-1014

Гавриил Радомир

1014-1015

Иоанн Владислав

1015-1018

Пресиан II

1018-1018

Царство завоевано Византийской империей

1018

Правители Болгарского царства во время восстаний болгар против византийского владычества

Кометопулы

Петр II Делян

1040-1041

Алусиан

1041-1041

Воиславлевичи

Пётр III

1072-1072

Второе Болгарское царство 1185-1422

Асени

Пётр IV (Теодор Петр)

1185-1190

Иван I Асен Белгун (Мудрый)

1185-1190

Царь Западной Болгарии в Тырново

Асени

Иван I Асен Белгун (Мудрый)

1190-1196

Царь Восточной Болгарии в Преславе

Асени

Пётр IV (Теодор Петр) Милостивый

1190-1196

Царь-узурпатор в Пловдиве

Иванко

1196-1197

Асени

Петр IV (Теодор Петр)

1196-1197

Калоян (Иоанница)

1197-1207

В 1207 и 1211 годах после смерти Калояна территория царства распалась на несколько независимых друг от друга государств.

Царь Болгарии в Тырново

Деспот в Восточной Македонии в Мельнике

Севастократор в Западной Македонии в Просеке

Борил Асен Стрез

1207 - 1218

Алексий Слав

1207 - 1230

Стрез

1211 - 1214

После смерти Стреза в 1214 году его владения были захвачены Стефаном Первовенчанным. После смерти Алексия Слава в 1230 году его владения вошли в состав Болгарского царства.

Иван II Асен

1218-1241

Коломан I Асен

1241-1246

Михаил II Асен

1246-1256

Коломан II Асен

1256-1256

Мицо Асен

1257-1264

Константин Асен I Тих

1257-1277

Ивайло I

1277-1279

Иоанн Асень III

1279-1280

Тертеры

Георгий I Тертер

1280-1292

Смилец I Сливенский

1292-1298

Чака I Татарин

1298-1300

Теодор Святослав I Тертер

1300-1322

Георгий II Тертер

1322-1323

Шишманы

Михаил III Асень Шишман

1323-1330

Иоанн Стефан I Шишман

1330-1331

Иоанн Александр I Асень

1331-1371

Иоанн Шишман III

1371-1393

Иоанн Срацимир I

1393-1396

Константин Асень II

1396-1422

Царство завоевано Османской империей

1422

Князья Болгарии

Баттенберги

Александр I

1879-1886

Саксен-Кобург-Готская династияhttps://www.allmonarchs.net/pmwiki/pub/images/tree_ico.gif

Фердинанд I Лисицата

1887-1908

Третье Болгарское царство

Цари Болгарии

Фердинанд I Лисицата

1908-1918

Борис III

1918-1943

Симеон II

1943-1946

Провозглашение Народной Республики Болгария

1946

Примечания:

Источники:

  1. Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона: В 86 томах (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Википедия
  3. Залесский К.А. Кто был кто во второй мировой войне. Союзники Германии. Москва, 2003