Абд аль-Азиз ибн Абдуррахман



Абд аль-Азиз ибн Абдуррахман (ибн Сауд)

Абд аль-Азиз ибн Абдуррахман, эмир Эр-Рияда, султан Неджда, король Неджда и Хиджаза, король Саудовской Аравии

Абд аль-Азиз (Абдель-Азиз, Абдул-Азиз) ибн Абдуррахман (ибн Сауд) ас-Сауд
عبد العزيز بن عبد الرحمن آل سعود‎ (араб.)
Годы жизни: 15 января 1876 или 26 ноября 1880 - 9 ноября 1953
Годы правления:
Эр-Рияд: 1902 - 1921
Неджд: 1902 - 1932 (до 1927 - султан, после 1927 - король)
Хиджаз: 1925 - 1932
Саудовская Аравия: 1932 - 1953
Отец: Абдуррахман ибн Фейсал
Жёны:
[1] Вахда бинт Мухаммед аль-Хаззам
[2] Тарфа бинт Абдулла аль-Абд аль-Ваххаб
[3] Лулува бинт Салих аль-Дахиль
[4] Джаухара бинт Мусаид ас-Сауд
[5] Ладжа бинт Халид ибн Хисляйн
[6] Базза I
[7] Джаухара бинт Саад ибн Абдель Мухсин ас-Судайри
[8] Хусса бинт Ахмед ас-Судайри
[9] Шахида
[10] Фахда бинт Аси аш-Шураим
[11] Базза II
[12] Хайя бинт Саад ас-Судайри
[13] Мунайир
[14] Мудхи
[15] Нуф бинт аш-Шалан
[16] Саида аль-Ямания
[17] Хадра
[18] Барака аль-Ямания
[19] Футайма
Сыновья:
[1] Турки, Сауд,
[2] Халид, Фейсал, Саад,
[3] Фахд,
[4] Мухаммед, Халид,
[6] Насер,
[7] Саад, Мусаид, Абдель Мухсин,
[8] Фахд, Султан, Абдуррахман, Найеф, Турки, Салман, Ахмед,
[9] Мансур, Мишаал, Мутаиб,
[10] Абдалла,
[11] Бандар, Фавваз, Мишари,
[12] Бадр I, Бадр II, Абдельила, Абдель Маджид,
[13] Таляль I, Таляль II, Навваф,
[14] Маджид, Саддам,
[15] Самир, Мамдух, Машхур,
[16] Хидлул,
[18] Мукрин,
[19] Хамуд,
[?] Маджид, Абдель Салим, Джилюви I, Джилюви II
Дочери:
[1] Нура, Мунира,
[2] Ануд,
[5] Сара,
[8] Лулува, Джавахер, Латифа, аль-Джаухара, Мудхи, Фелва,
[9] Кумаша,
[10] Нуф, Сита,
[12] Хусса, Нура, Мишаиль, Зубри,
[13] Мадави,
[14] Султана, Хайя,
[?] Шейха



о правилам арабского именословия Абд аль-Азиза следует называть Абд аль-Азиз ибн Абдуррахман ас-Сауд, но в западных источниках его часто называют Ибн Сауд из-за принадлежности к династии Саудитов.

Молодые годы Абд аль-Азиза прошли в Кувейте, где нашёл прибежище его отец Абдуррахман, изгнанный шаммарами из Эр-Рияда. Без сомнения, Абд аль-Азиз был выдающимся человеком: мужественным, удачливым и умелым руководителем, что особенно наглядно проявилось при дерзком захвате Эр-Рияда.

На рубеже XIX-XX веков Персидский залив стал ареной борьбы ведущих мировых держав. Великобритания была заинтересована в контроле над торговыми путями в Индию. Кайзер Германии Вильгельм II объявил себя "защитником ислама" и стал искать сближения с правительством Османской империи. Россия и Франция также рассматривались как соперники Великобритании в этом регионе. Поскольку эмират Джебель-Шаммар был верным вассалом Османской империи, британцы стали поддерживать их аравийских противников. Они решили сделать ставку на проживавших в Кувейте Саудитов.

В 1900-1901 годах шейх Кувейта, озабоченный влиянием шаммарских эмиров в регионе, предпринял военный поход на Касим. К нему примкнули Саудиты и некоторые другие племена. С турецкой помощью Рашидиды разбили кувейтцев. В это же время Абд аль-Азиз предпринял попытку захватить Эр-Рияд. Ему удалось взять город, но шаммарский губернатор заперся в цитадели и успешно выдерживал осаду. Узнав о поражении кувейтцев при Эс-Сарифе, сын Абдуррахмана отступил и вернулся в Кувейт. Очевидно, что в этой акции за спиной Кувейта стояла Англия, заинтересованная в ослаблении Джебель-Шаммара.

В ноябре-декабре 1901 года, в самый разгар кувейтского кризиса, Абд аль-Азиз предпринял вторую попытку вернуть Эр-Рияд. Когда он выступил из Кувейта, в его отряде было всего лишь 40 бойцов, но по пути к нему присоединились воины племён аджман, аль-мурра, субай и сухуль, превратив его в войско в многотысячное. Испугавшись, шаммарский эмир Абд аль-Азиз ибн Митаб направил просьбы о помощи в Багдад и Басру. Узнав об этом, бедуинское войско разбежалось, и Абд аль-Азиз остался с первоначальным отрядом в 40 человек. Декабрь 1901 – январь 1902 годов молодой эмир провёл в оазисе Ябрин. Отец запретил ему соваться в Эр-Рияд, но, несмотря на это, Абд аль-Азиз решил рискнуть ещё раз и 12 января 1902 года появился под стенами прежней столицы Саудитов. Тёмной ночью он перелез через городскую стену и пришёл в дом к своему стороннику Джувайсиру. Оттуда Абд аль-Азиз перебрался в соседний дом, где жила жена шаммарского губернатора Аджляна, и запер её в одной из комнат. Сам губернатор ночевал в крепости, а к жене приходил днём. Утром 15 января Аджлян с небольшой группой солдат вошёл в дом жены. Люди Абд аль-Азиза напали на них. Шаммары бросились бежать, но у самой стены крепости Абдалла ибн Джилюви, двоюродный брат Абд аль-Азиза, убил губернатора. Воспользовавшись элементом внезапности, воины Абд аль-Азиза расправились с гарнизоном крепости и перебили шаммарских воинов, находившихся в городе. При этом Абд аль-Азиз потерял лишь двух человек убитыми и трёх ранеными. Риядцы присягнули Абд аль-Азизу и немедленно стали готовиться к обороне.

В мае 1902 года в Эр-Рияд прибыл Абдуррахман ибн Фейсал. Абд аль-Азиз потребовал от улемов и знатных ряидцев принести присягу отцу, но тот отказался от этой чести и провозгласил эмиром сына. Сам же Абдуррахман стал его главным советником и имамом.

Пока шаммары собирали силы для ответа, Абд аль-Азиз стремительно наносил удары по разным направлениям, стремясь собрать хоть немного земель вокруг Эр-Рияда. Лишь в июле-августе 1902 года Джебель-Шаммар смог выступить против Абд аль-Азиза. Хорошо укреплённый Эр-Рияд взять с налёта не удалось, и Ибн Митаб решил перерезать пути снабжения города. Абд аль-Азиз с небольшим отрядом выбрался из столицы и двинулся в сторону Эль-Харджа. Разделив силы, шаммары стали преследовать его. В городе Дилам Абд аль-Азизу удалось набрать двухтысячное войско и, воспользовавшись распылением сил шаммаров, нанести им поражение. Окончательно добила шаммаров эпидемия, из-за которой они были вынуждены отступить на север. В январе-феврале 1903 года Абд аль-Азиз нанёс ещё один удар по шаммарам, когда те попытались напасть на Кувейт. Весной 1903 года шаммары предприняли попытку взять Эр-Рияд, но были отбиты гарнизоном, которым командовал старый эмир Абдуррахман. Больше под стенами столицы Саудитов они не появлялись.

В это же время правитель Кувейта Мубарак, шейх мунтафиков Саадун и Абд аль-Азиз заключили союз против Джебель-Шаммара. В 1904 году союзники захватили Касим. Ибн Митаб вновь обратился за помощью к туркам. Те снарядили двухтысячный отряд под командованием полковника Хасана Шукри и обратились к Абд аль-Азизу с призывом не сотрудничать с "гяурской державой" Британией. Но тот держался твёрдо и установил контакт с британским политическим резидентом в Персидском заливе майором Коксом. Видя, что уговорить Абд аль-Азиза не удаётся, турки двинули против него свою армию, к которой присоединились шаммары, а также племена хитайм и харб. В июле 1904 года произошла решающая битва при Эль-Букайрии, но она была не единым сражением, а серией стычек, в которых поначалу удача была не на стороне Ибн Сауда. Однажды он чуть не расстался с жизнью, получив тяжёлое ранение. Но пока турки занимались преследованием разрозненно отступавших войск риядцев и грабежом касимских селений, подоспел двоюродный брат эмира Ибн Джилюви и нанёс им удар с тыла. После другой битвы, недалеко от Шунаны, Абд аль-Азизу удалось захватить весь турецкий обоз. Эта победа укрепила положение Ибн Сауда в Неджде. В этот момент Абд аль-Азиз затеял тонкую политическую игру. Он стал изображать из себя вассала османского султана и жаловаться в Басру на действия шаммаров. Тем не менее, турки вновь послали в Неджд армию, но не с целью наказать Абд аль-Азиза, а чтобы установить мир между ним и Ибн Митабом. Южный Неджд с центром в Эр-Рияде был провозглашён казой (волостью) в составе Османской империи, а Абд аль-Азиз – её каймакамом.

13 апреля 1906 года в Касиме произошла ещё одна битва между саудовцами и шаммарами. Воины Абд аль-Азиза напали на противника на рассвете, посеяв в их рядах панику. Ибн Митаб был убит, и с его смертью начался период политической нестабильности в Джебель-Шаммаре. С новым эмиром Джебель-Шаммара Абд аль-Азиз заключил мир, поделив Центральную Аравию на две части.

Теперь предстояло расправиться с турками. Положение их было тяжёлым. В их лагерях свирепствовали болезни, солдаты голодали, процветало дезертирство. Абд аль-Азиз дал Сами-паше гарантии безопасной эвакуации, и в конце 1906 года турки покинули Центральную Аравию.

В 1908 году в Мекке пришёл к власти энергичный шериф Хусейн ибн Али. Подталкиваемый турками к войне против Саудитов, в 1910 году он вторгся в Неджд. Ему удалось пленить Саада, брата Абд аль-Азиза, однако к масштабной войне он был не готов, и Абд аль-Азизу удалось добиться мира, подтвердив формальный сюзеренитет османского султана и пообещав ежегодно выплачивать дань в размере 6 тысяч риалов. Впрочем, реально выполнять эти условия он был не намерен. Во время Первой Балканской войны, когда турецкая армия терпела в Европе поражение за поражением и Высокая Порта уже сама была заинтересована в союзе с Саудитами, Абд аль-Азиз уже выдвигал довольно дерзкие требования по созданию нескольких либо одного объединённого арабского государства в рамках империи.

1911 год. Ихваны 1911 год. Ихваны

Итак, у Ибн Сауда не осталось сильных противников, что было очень важно в ситуации, когда его авторитет ещё не был безоговорочным. Однако феодальные усобицы временами подрывали центральную власть в эмирате. Да и на кочевые племена нельзя было безусловно полагаться. Чтобы добиться поддержки населения Неджда, Абд аль-Азизу нужно было религиозно-политическое движение, каковым в XVIII веке был ваххабизм. Именно в это время в Аравии зародилось движение ихванов – "братьев". Помимо строго соблюдения пяти основных положений ислама, от ихванов требовалось быть преданными своим "братьям", подчиняться эмиру-имаму, а также отказаться от общения с европейцами и жителями управляемых ими стран. Абд аль-Азиз не был духовным отцом движения, но быстро понял всю его ценность. В первой половине 1913 году была основана первая хиджра (поселение) ихванов, Эль-Артавия. Её ядро составили кочевники из племени мутайр, которые продали своё бедуинское снаряжение и поселились у колодцев на караванном пути из Кувейта в Касим. Они решили посвятить себя земледелию и изучению принципов единобожия. За Эль-Артавией последовали и другие поселения. К 1923 году их число достигло 72. Ибн Сауд, поощряя переход к оседлому образу жизни, помогал ихванам деньгами, семенами, сельскохозяйственными орудиями, стройматериалами; присылал религиозных учителей. Размер пособия определялся заслугами хиджры и количеством "братьев" в ней. Религиозное рвение ихванов также вознаграждалось добычей, привезённой из военных походов против "многобожников". Разумеется, бедуины охотнее становились "воителями за единобожие", чем феллахами (крестьянами), и риядским улемам пришлось издавать фетвы в пользу оседлого образа жизни, земледелия и торговли.

Бедуины, до этого почти не знавшие ислама, относились к религиозным предписаниям с присущим неофитам фанатизмом. Ихваны молились по пять раз в день, наказывая палками уклоняющихся, носили подчёркнуто простую одежду, запрещали музыку, табак, алкоголь, азартные игры. Встречая мусульманина не-ихвана, "братья" демонстративно не здоровались с ним, а при встрече с европейцами или даже с арабами из английских протекторатов вовсе закрывали лицо руками. Однако сам Абд аль-Азиз не был фанатиком. Он использовал ихванское движение в своих интересах и, похоже, не до конца доверял "братьям".

В 1913 году, узнав о поражении турок в Балканской войне, Абд аль-Азиз начал готовить поход на Эль-Хасу. Хасцы, измученные турецким гнётом, смотрели на него как на избавителя. Ибн Сауд легко взял Эль-Хуфуф и Эль-Катиф и разгромил турецкий десант, высадившийся в Эль-Укайре. У турок не было сил для возвращения провинции. 15 мая 1914 года был подписан турецко-саудовский договор, по которому Неджд формально оставался турецким вилайетом под управлением Абд аль-Азиз-паши ас-Сауда. Разумеется, Абд аль-Азиз мало считался с этим договором, а у турков не было рычагов, чтобы заставить его действовать в их интересах.

Итак, Восточная провинция вся оказалась во власти Абд аль-Азиза. Риядский эмират присоединил земли, куда более богатые, чем пустынный Неджд, и получил выход к Персидскому заливу от Кувейта до Катара. Однако успехи риядского эмира начали беспокоить англичан, и они затеяли двойную игру. В 1914 году между Великобританией и Османской империей был подписан договор, по которому через Аравийский полуостров была проведена граница в виде прямой линии от Катара до границы между Аденом и Йеменом. Земли к северу от этой линии, включая Эль-Хасу и Неджд, считались османскими территориями, а всё, что к югу – британскими владениями. Несмотря на этот договор и устные заверения Абд аль-Азиза в преданности, в Стамбуле понимали, что Неджд для них практически потерян, а потому турки стали укреплять Джебель-Шаммар как основного противника Риядского эмирата.

Вскоре вспыхнула Первая Мировая война, в которую под влиянием Германии авантюрно ввязалась Османская империя. После начала войны Абд аль-Азиз предложил шерифу Мекки Хусейну, шаммарскому эмиру Сауду и кувейтскому шейху Мубараку созвать встречу с целью не допустить втягивания арабов в военные действия. Однако политические интересы правителей были настолько различны, что им не удалось прийти к согласию. Абд аль-Азиз вежливо отклонил все просьбы турок о помощи, поскольку понимал, что не в силах противостоять англичанам. Более того, в январе 1915 года по наущению английского резидента Шекспира Абд аль-Азиз напал на Джебель-Шаммар. Битва у колодца Джираба длилась несколько дней и закончилась вничью, на несколько лет отбив у Абд аль-Азиза охоту к крупным военным операциям.

26 декабря на острове Дарин, что около Эль-Катифа, был подписан договор между Риядским эмиратом и Великобританией. Англичане признавали сюзеренитет Абд аль-Азиза над Недждом, Эль-Хасой, Эль-Катифом, Эль-Джубайлем и "зависимыми от них территориями", однако лишал его права заниматься внешнеполитической деятельностью. Фактически Неджд становился протекторатом Великобритании. В обмен на это Эр-Рияд получал ежегодную субсидию в размере 5 тысяч фунтов стерлингов и разовые поставки винтовок и пулемётов.

Одним из самых непокорных племён в риядских владениях были аджманы. Абд аль-Азиз не простил им предательства во время битвы при Джирабе, и в мае-июне 1915 года. двинулся против них в Эль-Хасу. Однако справиться с мятежниками оказалось непросто. Те поначалу даже заперли Ибн Сауда в Хуфуфе. Лишь в начале 1916 года Абд аль-Азиз начал выбираться из города, и в итоге вытеснил аджманов на территорию Кувейта. Аджманы избежали разгрома, но всё же были вынуждены подчиниться риядскому жмиру и оказались вовлечены в ихванское движение.

Тем временем, благодаря усилиям английских резидентов, в Хиджазе вспыхнуло антитурецкое восстание. 5 июня 1916 года шериф Хусейн провозгласил независимость от Османской империи. К началу 1917 года хиджазцы полностью очистили страну от турок и двинулись на Дамаск. Однако англичане вновь затеяли двойную игру. Позволив провозгласить Хашимитское королевство в Сирии, они затем бросили его на произвол судьбы, и два года спустя Дамаск был взят французами. Одновременно англичане пытались привлечь к восстанию недждийцев, но Абд аль-Азиз не доверял ни британцам, ни Хусейну, который провозгласил себя "королём арабов". В сложившейся ситуации он предпочёл остаться в стороне, помогая то туркам, то хиджазцам. Лишь в ноябре 1916 года на "великом дурбаре" в Кувейте Абд аль-Азиз окончательно решил принять сторону англичан. После дурбара эмир посетил Басру, где англичане показали ему современное вооружение. Там же эмир впервые увидел самолёты, но сумел сдержаться, чтобы не выказать слишком явного восхищения.

В августе 1918 года, после долгих усилий английских резидентов, Абд аль-Азиз наконец решился на новую военную акцию против Джебель-Шаммара, однако был вынужден прервать её из-за обострения отношений с Хиджазом, возникших вследствие неопределённости границы между двумя государствами. В начале 1919 года король Хиджаза Хусейн двинул войска на спорный пограничный оазис Эль-Хурма, правитель которого переметнулся на сторону риядского эмира. В конце мая 1919 года хиджазцы захватили и разграбили другой приграничный город, Турабу, однако вскоре ихваны отбили его, и это было первое серьёзное военное испытание для них. В начале июля в Турабу прибыл Абд аль-Азиз с большим войском, но англичане остудили его пыл грозным ультиматумом, пригрозив прекратить выплату субсидий и направив в Джидду свои войска. Ибн Сауд хоть и подчинился английским требованиям, но продемонстрировал всем, какими силами он обладает.

После окончания Первой Мировой войны Абд аль-Азиз уже не мог играть на противоречиях между Великобританией и Османской империей, используя их в своих целях, но ему неожиданно помогли разногласия между Англией и Кувейтом. Англичане уличили кувейтцев в снабжении турецкой армии во время войны. В это же время недждийцы основали у самой кувейтской границы ихванскую хиджру. Начались столкновения между ихванами и кувейтцами. Последние обратились за помощью к Джебель-Шаммару, и Абд аль-Азиз не преминул воспользоваться возможностью присоединить к своим владениям некогда грозный эмират.

В марте-апреле 1921 года, заключив мир с Кувейтом, Абд аль-Азиз предпринял поход на Хаиль. Он осадил столицу шаммаров, и, когда продовольствие в городе подошло к концу, эмир Абдаллах ибн Митаб решил начать переговоры. Он пытался выторговать себе хотя бы сам Хаиль и территорию исконного обитания шаммаров, но Абд аль-Азиз настаивал на полной капитуляции. Стычки продолжались несколько месяцев. Осаждённым удалось раздобыть продовольствие, и Абд аль-Азиз был вынужден снять осаду.

Перед началом новой кампании Абд аль-Азиз решил повысить международный статус своей державы. Он собрал совещание представителей знати, вождей племён и улемов, которое решило впредь именовать эмира "султаном Неджда и зависимых территорий". Британские власти в Ираке вскоре признали его новый титул.

В августе Абд аль-Азиз вернулся в Джебель-Шаммар с десятитысячным войском. После двухмесячной осады жители Хаиля не выдержали и после переговоров открыли ворота города. Эмир Мухаммед ибн Таляль, незадолго до этого свергнувший Абдаллаха ибн Митаба, сдался и стал жить в Эр-Рияде на положении почётного пленника. 1 ноября 1921 года независимый эмират Джебель-Шаммар перестал существовать. В руках Абд аль-Азиза оказалась вся Центральная Аравия, а Неджд стал главной силой на полуострове.

Отодвинув границы государства на север, Абд аль-Азиз столкнулся с новыми противниками – Ираком и Трансиорданией, где правили Хашимиты, а фактичаеская власть находилась в руках англичан. Возник вопрос о демаркации границ, совершенно новый для Аравии. Ведь для многих племён вопрос выживания зависел от возможности свободно кочевать по территории современных Ирака, Сирии, Иордании, Саудовской Аравии. Кроме того, Ибн Сауд полагал, что ему подчиняются, например, все племена из конфедерации шаммаров и аназа, даже те, которые обычно кочевали на территории Ирака. 5 мая 1922 года был подписан Мохаммерский договор, поделивший территории кочевий племён мунтафик, зафир, амарат и шаммар между Ираком и Недждом, но Абд аль-Азиз отказался ратифицировать его. Тем временем, ихваны вторглись в Трансиорданию, захватили несколько оазисов, обязав их жителей платить закят Эр-Рияду, и вплотную приблизились к Амману. Английские резиденты стали действовать более решительно, и в декабре Абд аль-Азиз подписал так называемые Укайрские протоколы (приложение к Мохаммерскому договору), признав границу между Недждом и Ираком. В частности, эти протоколы определили Нейтральную зону между двумя странами (она просуществовала до 1991 года), в которой племена обоих стран имели равные права на выпас скота, и определили правила миграции кочевников между территориями Неджда и Ирака. Одновременно Абд аль-Азиз подписал конвенцию, установившую границу с Кувейтом. Территориальный вопрос с Трансиорданией пока оставался неурегулированным. Несмотря на достигнутые договорённости, ситуация на северных рубежах Неджда ещё долго оставалась напряжённой.

Конфликты на севере не ослабили внимание Абд аль-Азиза к взаимоотношениям с Хиджазом. После взятия Хаиля недждийский султан повернул свои войска на юг. Осенью 1922 года он взял Абху в Горном Асире, посадив там верного эмира, что сильно обеспокоило короля Хиджаза. К этому времени отношения Хиджаза с Великобританией сильно ухудшились. В 1924 году король Хусейн провозгласил себя халифом, претендуя на верховенство не только среди арабов, но и среди всех мусульман. В июле 1924 года Абд аль-Азиз собрал лидеров ихванов и обратился к ним с призывом к джихаду – завоеванию Хиджаза. 5 сентября ихваны заняли Эт-Таиф, захватив там запасы военного снаряжения. Вскоре была разбита и армия принца Али. Оказавшись в безнадёжном положении, под давлением знати Хусейн отрёкся от трона в пользу сына. Но умиротворить Ибн Сауда этим шагом не удалось. В октябре 1924 года ихваны вошли в Мекку, повернув стволы винтовок к земле. Всё это время Абд аль-Азиз находился в Эр-Рияде, планируя в случае вмешательства англичан всё свалить на самодеятельность ихванов. Лишь 5 декабря он вступил в Мекку и провёл там выборы в органы местного самоуправления. В январе 1925 года султан начал осаду Джидды. Из-за непривычных климатических условий (жара и очень высокая влажность) его войско быстро редело, и в июле он снял осаду. Однако король Али был сломлен физически и морально. Англичане отказали ему в помощи. В октябре 1925 года в ставку Абд аль-Азиза прибыл английский полковник Клейтон, фактически давший добро на аннексию Хиджаз. В обмен на это султан Неджда согласился уступить Трансиордании коридор, связавший её с Ираком. 6 декабря Мухаммед ибн Абд аль-Азиз взял Медину. Ещё до взятия Медины купцы и улемы Мекки выразили готовность принести присягу Абд аль-Азизу. 11 декабря он был провозглашён королём Хиджаза, сохранив также титул султана Неджда и зависимых территорий.

Хиджазская знать попыталась сохранить довольно широкие права и независимость Хиджаза от Неджда во внешних и внутренних делах. Предполагалось, что оба государства будут объединены только личной унией, причём права короля в Хиджазе должны были быть серьёзно ограничены конституцией на основе Корана. Ибн Сауд выполнил пожелания хиджазцев лишь настолько, насколько они не противоречили его стремлению к абсолютной власти. Для упрочения своего положения в глазах мусульман всего мира, в 1926 году Абд аль-Азиз созвал в Мекке конгресс представителей мусульманских общин 69 стран, где его признали "хранителем святых мест" и фактически узаконили текущее положение дел.

Завоевав Хиджаз, Абд аль-Азиз столкнулся с необходимостью управлять страной, более развитой, чем Неджд. Ортодоксальные мусульмане султаната с подозрением относились к любым техническим новинкам: телефон и самолёт считали изобретениями дьявола, первый грузовик на улицах Эр-Рияда сожгли. Абд аль-Азиз не стал менять структуру управления в Хиджазе, а поставил её себе на службу. Он примирил недждийских и хиджазских богословов. Ему удалось внедрить в недждийское общество и телефон, и радио, и автомобили. Вскоре даже улемы стали летать самолётами. А вот граммофон и кино оставались под запретом очень долго. Чтобы соблюсти интересы хиджазской знати, были опубликованы "основные положения" – нечто вроде конституции – и учреждён консультативный совет, состоявший из вице-короля Фейсала ибн Абд аль-Азиза и шестерых представителей местной аристократии.

В то время как Абд аль-Азиз стремился приспособить под свои нужды административный аппарат Хиджаза, ихваны старались "очистить" его от "скверны". Во время захвата Эт-Таифа и Мекки "братья" уничтожали предметы роскоши и разрушали гробницы местных святых. Летом 1926 года они напали на процессию паломников, вступивших в Мекку с музыкой. Абд аль-Азизу стоило большого труда умиротворять ихванов и одновременно соблюдать свой престиж. Он ввёл жёсткие санкции за нарушение постулатов ваххабизма: пропуск молитвы, употребление и торговлю алкоголем, табакокурение. Жестоко подавлялось не только религиозное, но и политическое инакомыслие: любое собрание, независимо от его цели, должно было быть санкционировано властями.

Летом 1926 года была создана Лига поощрения добродетели и осуждения греха, разбиравшая случаи нарушения религиозных предписаний по доносам ихванов. Со временем лига превратилась в религиозную полицию, а летом 1929 года – в Директорат общественной морали. С учреждением Лиги ихваны были лишены права самосуда над нарушителями религиозных предписаний. Вообще было заметно, что идеи ихванов часто стали идти вразрез с интересами правящей верхушки. Абд аль-Азиза отличали здравомыслие и осторожность. Дикие, неуправляемые фанатики ихваны были для него всего лишь инструментом утверждения у власти, необходимость в котором со временем отпала. Назревал серьёзный конфликт между ихванами и централизованной властью.

Главным противоречием было то, что вождями движения ихванов были племенные шейхи, стремившиеся сохранить независимость от центральной власти. В начале 1926 года наиболее авторитетные вожди – Фейсал ад-Давиш, Зайдан ибн Хисляйн и Султан ибн Хумайд ибн Биджад – провели совещание и выдвинули против Абд аль-Азиза список из семи претензий, обвинив того в контактах с иностранцами и "неверными" мусульманами, внедрении технических новинок и веротерпимости. Почувствовав неладное, в январе 1927 года султан вернулся из Хиджаза в Эр-Рияд. На встрече с лидерами ихванов он пошёл на ряд компромиссов и даже убедил признать себя "королём Хиджаза, Неджда и зависимых территорий". Кроме того, были уменьшены налоги и выпущена фетва против шиитов.

В мае 1927 года был подписан "Договор о дружбе и добрых намерениях" с Великобританией. Англичане признали полную и абсолютную независимость владений Ибн Сауда. Они отказались от идеи британского протектората над Недждом и Хиджазом: достаточно было того, что королевство было со всех сторон окружено британскими владениями.

К концу 1927 года ихваны совсем распоясались. Они предприняли ряд набегов на Ирак и Кувейт. Абд аль-Азиз не мог признать перед мировым сообществом, что он не в состоянии контролировать своих подданных, хотя фактически это так и было. Не предпринимая никаких активных действий, он стал терять контроль над страной.

В 1928 году король собрал очередную ассамблею в Эр-Рияде, но главные лидеры ихванов не неё не явились. Абд аль-Азиз пригрозил отречься от престола, и собравшиеся, понимая, что это приведёт к хаосу, поддержали короля, "низложив" лидеров ихванов. Гражданская война стала неизбежной.

Получив поддержку от бедуинов и оседлых жителей, в марте 1929 года Абд аль-Азиз выступил в поход. 31 марта в сражении при Сибиле он разбил войско ихванов. Фейсал был тяжело ранен и бежал. Ибн Биджад сдался и вместе с остальными сподвижниками был заключён в тюрьму. Однако движение ихванов не было окончательно разгромлено.

Как оказалось, Фейсал ад-Давиш выжил, и его боевой дух не был сломлен. Он возглавил племя аджманов, оставшихся без вождя после коварного ареста Зайдана ибн Хисляйна. Аджманы стали нападать на города Эль-Хасы и грабить караваны. Подавить восстание королю удалось лишь осенью. Его войска победили сочувствовавшие аджманам племена мутайр и атайба. Остатки ихванов потянулись в Кувейт. Абд аль-Азиз стал преследовать мятежников; в свою очередь англичане стали теснить их с севера. 10 января 1930 года Фейсал ад-Давиш и другие лидеры ихванов сдались англичанам, и те выдали мятежников Ибн Сауду. Им сохранили жизнь, но лишили свободы. С поимкой Фейсала восстание ихванов окончательно сошло на нет. Централизованное государство взяло верх над движением кочевников.

Двухлетняя засуха и гражданская война против ихванов подорвали экономику королевства. Чиновникам стали задерживать жалованье. Выплаты субсидий шейхам и вовсе прекратились. В стране начались волнения, прежде всего, в Хиджазе. Бежавшие в Египет оппозиционеры организовали Лигу защиты Хиджаза. Позже они основали Хиджазскую либеральную партию и стали искать сочувствующих в Аравии. Один из них, шейх племени билли Салим ибн Рифада, в 1932 году вторгся в Хиджаз с севера. Действия оппозиционеров не были секретом для Абд аль-Азиза. Он арестовал в Мекке всех сторонников старого режима и попросил англичан блокировать порты Красного моря, чтобы помешать переброске оружия в Хиджаз. Ибн Рифада был окружён. Его отряд был полностью разгромлен, а сам он заманён в ловушку.

К 1932 году положение Ибн Сауда на троне было уже достаточно твёрдым. 18 сентября 1932 года (ещё до волнений в Асире) Абд аль-Азиз поддержал инициативу хиджазских чиновников и издал декрет "Об объединении частей арабского королевства". Государство получило название "Королевство Саудовская Аравия" в честь правящей династии и стало унитарным. Год спустя Абд аль-Азиз объявил имя своего наследника. Им стал старший сын Сауд.

Почти одновременно с волнениями в Хиджазе вспыхнуло недовольство на юго-западе королевства, в Асире. С 1926 года эмир Асира признавал сюзеренитет Неджда, но сохранял автономию во внутренних делах. Однако в 1930 году Ибн Сауд навязал эмиру аль-Хасану новый договор, по которому власть последнего становилась фикцией. Тогда аль-Хасан стал искать контакты с "хиджазскими либералами" и имамом Йемена Яхьей, давно претендовавшим на Асир, якобы оккупированный "узурпаторами и пришельцами" Идрисидами. Ибн Сауд ввёл в Асир войска. Гористая местность позволила аль-Хасану оказать некоторое сопротивление, но к ноябрю все повстанцы бежали в Йемен. Позже Яхья выдал их Абд аль-Азизу, условившись о сохранении им жизни. Однако Йемен не отказался от своих претензий на Асир. В 1934 году начались военные действия между двумя странами. 2 мая саудовская армия заняла Ходейду, но от похода на Сану было решено отказаться. На стороне йеменцев выступили итальянцы, и Абд аль-Азиз пошёл на мировую. 20 мая 1934 года был парафирован "Договор о мусульманской дружбе и арабском братстве". Йеменский и арабский народы были признаны единой нацией. Йемен отказался от претензий на Асир. Саудовская Аравия вывела из Асира войска. Два года спустя была проведена демаркация саудовско-йеменской границы. Между Саудовской Аравией и Йеменом было налажено сотрудничество, но конфликт между двумя странами в будущем вспыхивал не раз.

До 1930-х годов одной из главных статей дохода королевства оставался хадж. Резкое сокращение числа паломников в связи с мировым экономическим кризисом больно ударило по экономике страны. Из-за проводимой королём модернизации Саудовская Аравия залезла в долги и вскоре просто перестала платить кредиторам. В такой обстановке американскому миллионеру Крейну удалось добиться разрешения прислать в Саудовскую Аравию геолога Твитчела якобы для проведения изысканий на воду, а на самом деле — для поиска нефти. Весной 1932 года Твитчел обнаружил в районе Дахрана геологические структуры, возможно свидетельствующие о наличии там нефти. В следующем года американская нефтяная компания СОКАЛ за 50 тысяч фунтов стерлингов купило у саудовского правительства концессию на добычу нефти. Концессия сроком на 60 лет была передана филиалу СОКАЛа, позже известному как АРАМКО. Разумеется, условия концессии были крайне невыгодны Саудовской Аравии, но крайняя нужда в деньгах и неопытность в нефтяных делах заставила Саудитов согласиться на них.

Первые геологи появились в Эль-Джубайле уже в сентябре 1933 года. Бурение начали в 1935 году, а первая коммерчески пригодная нефть появилась в 1938 году. После этого саудовское правительство разрешило увеличить зону концессии и предоставило американцам право исследовать саудовскую долю нейтральных вод между Саудовской Аравией и Ираком. Площадь новой концессии равнялась площади штатов Аризона, Нью-Мексико и Техас вместе взятых. Саудовская Аравия получила 140 тысяч фунтов золотом немедленно и ещё 100 тысяч после обнаружения на новой территории нефти. Кроме того, были увеличены поставки в королевство бесплатного бензина и керосина. Так Саудовская Аравия вступила в новую, нефтяную эпоху.

14 февраля 1945 года. Король Абд аль-Азиз ибн Сауд с президентом Рузвельтом на борту тяжёлого крейсера ВМС США «Куинси» в Египте 14 февраля 1945 года. Король Абд аль-Азиз ибн Сауд с президентом Рузвельтом на борту тяжёлого крейсера ВМС США «Куинси» в Египте

Вторая мировая война, в отличие от Первой, обошла Саудовскую Аравию стороной. Гитлеровская Германия рассматривала Ближний Восток как плацдарм для нападения на Иран, Афганистан, Индию и СССР. Кроме того, Германия нуждалась в ближневосточной нефти. Потому Германия начала заигрывать с арабскими странами, поддерживая их национальные устремления против Великобритании. С самого начала войны Абд аль-Азиз объявил о нейтралитете королевства, но его нейтралитет был проанглийским. После первых успехов Германии в войне саудовские власти разрешили действовать в стране немецкому агенту Гроббе, однако после ряда диверсий немцев на нефтепромыслах в Эль-Хасе договор о дружбе с Германией был расторгнут, а Гробба выслан из страны. ещё раньше были порваны дипломатические отношения с Италией. В мае 1945 года Саудовская Аравия всё же объявила войну державам "оси", что позволило ей после войны вступить в ООН.

Несмотря на то, что боевые действия не затронули территорию Саудовской Аравии, война сильно ударила по её экономике. Добыча нефти не росла. Доходы от паломничества упали. Ближе к концу войны, опасаясь роста английского влияния в Саудовской Аравии, власти США начали оказывать непосредственную помощь королевству, в частности, в порядке ленд-лиза.

С 1943 года добыча нефти снова начала расти. АРАМКО построила большой нефтепровод в Бахрейн и начала сооружение крупного нефтеперерабатывающего завода в Рас-Таннуре. В 1944-1946 годах в Дахране была построена американская военно-воздушная база. Американские и английские инструкторы начали обучать солдат саудовской армии.

В феврале 1945 года, возвращаясь с Ялтинской конференции, президент Рузвельт встретился с королём Абд аль-Азизом на борту крейсера "Куинси" в Суэцком канале, пытаясь убедить того согласиться на создание еврейского государства в Палестине, однако позиция Абд аль-Азиза была жёсткой: "Если в преступлениях против евреев виновата Германия, то пусть и расплачивается она, а не арабы". Тем не менее, Рузвельт заверил Ибн Сауда в дружественном отношении США к арабам. Несмотря на это, Персидский залив ещё долго оставался на втором плане внешнеполитических интересов США.

Основные события послевоенной истории Саудовской Аравии связаны с добычей нефти. В начале 1950-х годов были обнаружены крупнейшие в мире месторождения Сафания на шельфе Персидского залива и Гавар на суше. Расширялся нефтеперерабатывающий завод в Рас-Таннуре. Однако продавать сырую нефть было выгоднее, и потому было задумано построить нефтепровод от района добычи до Сайды на ливанском побережье Средиземного моря. Ибн Сауд поддержал пришедшее к власти в Сирии проамериканское правительство Адиба Шишекли, и в 1950 году новый нефтепровод начал действовать.

Прибыли от эксплуатации нефтяных месторождений были столь высоки, что на рынок стали выходить другие компании, причём не только американские, но и японские, французские, итальянские, которые покупали концессии на более выгодных для Саудовской Аравии условиях. В 1950 году были изданы королевские декреты, облагавшие прибыль иностранных компаний подоходным налогом, что позволило Саудовской Аравии удвоить доходы от продажи нефти за последующие семь лет.

В последние годы жизни Абд аль-Азиз уже с трудом справлялся с возникающими проблемами. Порождение эпохи феодально-племенного общества, он не понимал и не принимал перемен. Королевство функционировало как огромное феодальное имение, и большая часть нефтяных денег тратилась на потребности королевской семьи. Познакомившись с западной жизнью, Саудиты пристрастились к роскоши, контрастировавшей с нищетой подавляющего большинства населения. Члены королевской семьи покупали себе самые дорогие автомобили, строили роскошные дворцы, тратились на гаремы, драгоценности для жён и наложниц, щедро одаривали придворных поэтов, учёных и просто прихлебателей, жуликов и проходимцев со всего Ближнего Востока. Знать, не задумываясь, покупала товары по ценам, завышенным в 5-10 раз. Попытки наиболее дальновидных политиков склонить короля хоть к каким-то реформам привели к появлению в октябре 1953 года декрета о реорганизации совета министров, полномочия которого теперь распространялись не только на Хиджаз, но и на всю Саудовскую Аравию, но действовать этот декрет начал только после смерти Ибн Сауда.

В молодости Абд аль-Азиз лично участвовал в военных походах, несколько раз был ранен. Особенно много беспокойств ему доставляло ранение ноги: колено не гнулось, причиняя сильную боль, и последние годы он провёл в кресле-каталке, подаренном президентом Рузвельтом. Из-за снижения физической активности король стал быстро полнеть и дряхлеть. Абд аль-Азиз умер 9 ноября 1953 года в Эт-Таифе.

Собравшиеся у его тела принцы принесли присягу новому королю Сауду и его наследнику Фейсалу, сыновьям Абд аль-Азиза. Всего же у Ибн Сауда было 34 сына от примерно 20 жён, а количество внуков, включая тех, что рождены от дочерей, превысило три сотни.

Похоронен Абд аль-Азиз на кладбище в Эр-Рияде. Согласно ваххабитским традициям, его могила очень скромна — без надписи и саркофага — и едва отличима от могил других членов королевской семьи.