Михаил VIII, император Византии



Миниатюра с портретом Михаила VIII Палеолога

Михаил VIII, император Византии

Michael VIII Palaiologos (лат.)
Михаил Дука Ангел Комнин Палеолог, Михаил VIII Палеолог
Годы жизни: 1224 - 11 декабря 1282
Годы правления:
Никейская империя: 1 декабря 1258 - 25 декабря 1261 [совместно с Иоанном IV Дукой Ласкарисом]
Византийская империя: 25 декабря 1261 - 11 декабря 1282
Отец: Андроник Дука Комнин Палеолог
Мать: Феодора Ангелина Палеологина
Жена: Феодора Дукиня Комнина Палеологина Ватацаина, дочь Иоанна Ватаца
Сыновья: Мануил, Андроник II, Константин, Феодор
Дочери: Ирина, Анна, Евдокия, Феодора;
[н/з] Евфросиния, Мария Деспина Монгольская, жена ильхана Персии Абака-хана



ихаил происходил из знатного и богатого рода Палеологов. Его бабка была дочерью императора Алексея III Ангела и, женившись на ней, его дед Алексей Палеолог получил титул деспота, а его отец, Андроник Палеолог, стал великим доместиком при Иоанне III. Сам Михаил был человек знаменитый и уважаемый всеми. С юности он мечтал о престоле, обладание которым, по слухам, было обещано ему многими пророчествами. В силу разных обстоятельств об этом предсказании стало известно многим людям и в том числе императорам из правившей династии Ласкарисов. В 1252 г. Иоанн III заставил Палеолога торжественно поклясться перед патриархом в том, что он не замышляет никакой неверности и не будет искать престола под его потомками.

После этого Михаил продолжал пользоваться милостями двора, но взаимное недоверие осталось. В 1256 г. он прослышал, что Феодор II, сменивший к этому времени на престоле Иоанна, отдал приказ схватить его. Не колеблясь ни минуты, Михаил бросил все и бежал к туркам. Он застал иконийского султана сильно озабоченным войной с монголами. Так как у него было много ромейских пленных, султан составил из них особый полк и отдал его под команду Михаилу. В бою этот полк добился успеха, но общий исход битвы был все равно неудачен для турок. Тем временем Феодор отправил к Палеологу благожелательное письмо, уверяя, что произошло недоразумение, и предложил ему вернуться. Михаил возвратился, был обласкан императором и получил сан великого коноставла. Однако его во второй раз принудили принести страшные клятвы, что он останется неизменно верен императору, что никогда не выйдет из границ повиновения и не станет домогаться верховной власти. Михаил все это послушно обещал, но спустя совсем немного времени его схватили, заковали в кандалы и бросили в темницу по обвинению в колдовстве. Вскоре Феодор разобрал его дело, не нашел никакой вины и вернул ему свои милости. Так Палеолог трижды избежал страшной опасности.

В 1258 г. Феодор II умер. После себя он оставил трех дочерей и маленького Иоанна IV, которому шел только девятый год. Регентами при сыне он сделал протовестария Георгия Музалона и патриарха Арсения. Верховную власть над империей до совершеннолетия Иоанна он вручил Музалону. Но уже через три дня после похорон во время панихиды в Сосандрском монастыре заговорщики убили регента и двух его братьев. После этого попечение об императоре решено было передать Палеологу как великому коноставлю. Не малое участие в этом выгодном выборе принимал и он сам, так как очень хорошо умел расположить любого в свою пользу. По словам Григоры, Михаил отличался приятной наружностью, ловким обращением, веселым характером и ко всему этому - щедростью. Это возбуждало к нему большую любовь, и он легко привлек к себе войско, простой народ и синклитиков.

Очаровав всех, Михаил стал постепенно прибирать к рукам верховную власть. Вскоре члены совета попросили императора пожаловать Палеологу титул великого дукса с правом заботиться об общественных делах. В новой должности он получил доступ к императорской казне и с этого времени мог усилить действенность своего обаяния. Многих лиц благородного происхождения он, придумывая благовидные предлоги, вознаграждал царскими деньгами, но для себя демонстративно не брал ничего. Когда приехал патриарх, он обворожил его своей угодливостью, а архиереев, его спутников, расположил к себе подарками. В конце концов все были так уловлены хитростью его замыслов и льстивостью его нрава, что рассуждая о государственной власти, подавали мнения в его пользу, несмотря на то, что сам он ничего не говорил. И чиновники и архиереи согласились, что опекуну государства нельзя равняться с другими сановниками. Было решено, что отныне Палеолог будет именоваться деспотом и отцом императора. Он принял и то и другое и отныне мог уже без сомнения и смело раздавать дары и привлекать нужных людей на свою сторону. Своего брата он сделал великим доместиком, на многие важные посты расставил своих людей, а тех, кто был ему опасен, под разными предлогами удалил из столицы. Наконец, подкупив и обольстив всех, он стал домогаться императорской власти.

Как раз в это время, очень кстати, началась война с эпирским деспотом Михаилом и его союзниками. В сражении у Пелагонии брат Михаила, великий доместик Иоанн, наголову поразил врагов и захватил в плен князя Ахайи. Чтобы купить себе свободу, тот должен был передать ромеям несколько важных крепостей на Пелопоннесе. И вот, когда дела шли таким образом, несколько вельмож, знатных родом и личными заслугами, находясь в лагере у Магнесии, посадили Михаила на шит и провозгласили императором. Патриарх Арсений, проживавший тогда в Никее, был поражен этой вестью в самое сердце. В страхе за малолетнего Иоанна он сначала хотел подвергнуть отлучению как провозглашенного императора, так и провозгласивших, но сдержал себя и рассудил, что лучше связать их клятвами: и сам Палеолог, и его сторонники обещали не замышлять на жизнь дитяти и не посягать на его царские права. Только оговорив такие условия, патриарх венчал в начале 1259 г. Михаила на царство, но не навсегда, а только до совершеннолетия законного наследника. После этого Михаил должен был добровольно уступить трон одному Иоанну. В этом смысле снова были принесены страшные клятвы. Сделавшись императором, Михаил назначил воинам постоянный продовольственный паек, который выдавался им даже на детей. Этим он возбудил в солдатах готовность с рвением служить ему. Народу он услужил тем, что отворил тюрьмы, снял с должников казенные недоимки, а бедным дал обильные средства для жизни. Всеми силами стараясь угодить черни, он опустошал казну обеими руками и в короткий срок расточил ее всю. Но своему маленькому соправителю Михаил с этого времени стал оказывать гораздо меньше внимания. Он отправил Иоанна проводить жизнь в детских забавах, а сам постоянно являлся перед народом, ласкал его обещаниями и кидал в толпу золото.

Однако для того, чтобы окончательно закрепить престол за собой и своим потомством, Михаил должен был совершить нечто такое, что своим блеском заслонило бы деяния прежних государей. Латинской империи в предыдущие годы были нанесены тяжелые удары, но Константинополь все еще оставался в руках крестоносцев. На овладении им Палеолог сосредоточил все усилия. В 1260 г. он переправился во Фракию, имея в виду попытать воинского счастья в самих предместьях столицы. Обставив укрепления камнеметными машинами и употребив много усилий, он все же не смог взять города. Но император укрепил крепости, лежащие перед Константинополем, и оставил в них воинов. Он приказал им делать частые набеги и вылазки против латинян, чтобы не позволять им даже выглядывать за стены. Это довело латинян до такой крайности, что они по недостатку в дровах употребили на топливо множество прекрасных зданий. В следующем году император дал немного воинов Стратигопулу Алексею и послал его на запад, а так как дорога шла неподалеку от Константинополя, поручил заодно сделать нападение на этот город и напугать его жителей. Но случилось так, что все войско и флот крестоносцев находились в это время в походе против жителей острова Дафнусия. В городе оставались только женщины и дети, да сам император Балдуин с небольшим отрядом. Воины Алексея легко овладели стенами, открыли ворота и впустили остальных. Таким образом, против всякого ожидания, Константинополь был возвращен ромеям. Император тогда жил в Метеории и ничего не знал о происшедшем. Его сестра Ирина первая принесла ему весть о необыкновенном событии - она вбежала в спальню Михаила и разбудила его словами: "Государь! Ты овладел Константинополем!".

В августе 1261 г. Михаил торжественно въехал в столицу и занял дворец, находившийся у самого ипподрома, потому что Влахернский дворец был давно заброшен и покрыт копотью и пылью. Сама столица представляла картину полного разрушения. Первым делом, сильно озаботившим императора, было очистить город от обломков и развалин и возвратить ему по возможности его прежнюю красоту - возобновить еще не совсем разрушенные храмы и наполнить лишенные обитателей дома.

Византийская империя в 1265 г. Византийская империя в 1265 г.

Между тем после овладения столицей мысль императора совершенно остановилась на единодержавии. Маленький Иоанн даже формально был устранен от управления. Его лишили знаков царской власти, а когда Михаил второй раз короновался в храме святой Софии, Иоанн не был даже упомянут. Наконец Палеолог велел ослепить его и заключить в крепость. Всех его сестер он выдал замуж за незнатных людей и, таким образом, обеспечил себя отовсюду и упрочил за собой преемство верховной власти. Хотя со стороны Палеолога это было явное вероломство, никто не выступил в поддержку маленького Ласкариса, кроме патриарха. По словам Григоры, Арсений, услыхав об ослеплении Иоанна, вскочил с места и, бросаясь из комнаты в комнату, жалобно вопил, беспощадно бил себя в грудь и призывал все кары на голову клятвопреступника. Когда же он увидел, что нет никаких средств к отмщению, он подверг Михаила церковному отлучению. Император поначалу долго и безропотно сносил наказание, принял на себя вид покорности и ожидал разрешения епитимьи. Но так как его надежды не сбылись, он решил отомстить патриарху следующим образом: собрал собор архиереев и приказал им рассмотреть некоторые возводимые на Арсения обвинения. Сделав все по указке Палеолога, собор в 1265 г. низложил патриарха, хотя обвинения против него были смешны и нелепы. Многие священники и монахи не признали его низложения, из-за чего в церкви произошел раскол и начались смуты. С годами они еще более усилились. Новый патриарх Герман не захотел вернуть императора к церковному общению и добровольно покинул святительский престол. Его место в 1266 г. занял Иосиф I. Он длительное время отказывался снять наложенную на василевса епитимью, и сделал это лишь после унизительной для монарха процедуры, когда тот ползал на коленях перед патриархом и публично каялся в своих грехах: клятвопреступлении и жестокости. Вскоре между патриархом и императором возникли новые неразрешимые противоречия.

Последний латинский император Балдуин передал права на Константинопольский престол королю Апулии Карлу Анжу. Анжуйцы стали энергично готовить новый крестовый поход. Михаил приложил все старания, чтобы помешать им: поправил ветхие стены города, заручился поддержкой Испании и Венеции. В 1274 г. он отправил послов к папе и предложил соединение церквей. Папа Григорий X охотно отозвался на это желание, но патриарх Иосиф не принял соединения и отказался от патриаршества. Взволновалось все православное духовенство, немало было и знатных людей, которые крепко держались старых убеждений. Михаил сначала пытался заманить и завлечь умы вкрадчивыми словами и ласками. Но после стал употреблять различные наказания: лишение состояния, ссылки, тюрьмы, ослепление, плети, отсечение рук. В патриархи он возвел Иоанна XI Векка, с большим рвением взявшегося за хлопоты о соединении с католиками.

Попытку унии со «схизматиками», память о владычестве которых была еще так свежа, византийское общество отвергло практически единогласно. Церковные устремления Михаила VIII поддержала лишь малая часть интеллигенции. Репрессии возбуждали ненависть народа к патриарху Векку и императору — «второму Юлиану». Начались волнения и эмиграция населения из столицы. Католическая церковь, в свою очередь, не выполнила взятых обязательств — в той части, которая касалась прекращения антивизантийской кампании на Западе и раздувания ненависти к греческой империи. В результате к началу 1280-х гг. Михаил VIII сам прекратил попытки насадить «единение». Западное духовенство незамедлительно обвинило императора в провале унии, а папа Мартин IV в 1281 г. отлучил его от церкви — на этот раз католической — и открыто призвал к крестовому походу на Византию.

К тому времени военно-политические мероприятия Палеолога в какой-то мере стабилизировали положение империи. Он сумел отвоевать острова Наксос, Парос, Кос, Карист, захватил высоты Пелопоннеса близ Монемвасии, Мистру. У Ахейского князя была отобрана Лаконика со Спартой, а у болгар - Филиппополь, Месемврия и Анхиал. В 1278 г. греки выиграли очередную войну с Ангелами и заключили союз с Болгарией. Но антивизантийский союз, включавший Рим, Неаполь и Венецию, возглавленный папой и сицилийским королем Карлом I Анжу, всё-таки возник. И хотя уже в 1281 г. войско анжуйского полководца Руссо де Сюлли было выбито из Фракии великим доместиком Михаилом Тарханиотом, ситуация в начале 1280-х гг. сложилась драматическая. Однако умелый политик Михаил VIII сумел обеспечить Византии весьма мощного союзника в лице арагонского короля Педро III. Случившееся 31 марта 1282 г. не без влияния Арагона народное восстание в Южной Италии, известное как «Сицилийская вечерня», которое закончилось избиением и изгнанием анжуйцев, лишило Карла возможности вмешиваться в дела на Балканах.

Но увлекшись европейскими делами, император оставил совершенно без внимания азиатские границы. Почувствовав это, турки вскоре возобновили свои опустошительные набеги. Незадолго до смерти Михаил посетил восточные пределы своего государства и был потрясен запустением и разорением многих городов, находившихся в годы его юности в самом цветущем состоянии.

Император выдал двух своих незаконнорожденных дочерей за татарских правителей Абагу и Ногая, рассчитывая на возможную помощь византийцам кого-либо из них, так как между собой ханы враждовали. И действительно, монгольские отряды нередко воевали в составе армии Михаила.

Очевидные внешнеполитические успехи, достигнутые империей при Михаиле VIII, к концу его правления обернулись полным её финансовым банкротством. Плата за возрождение Великой Византии оказалась слишком тяжела. Малая Азия за два десятка лет достигла катастрофической степени нищеты, сословие акритов (представлявшее собою организованные общины свободных крестьян-воинов, поселения которых располагались в окраинных районах Малой Азии), обложенное поборами, по сути дела, прекратило существование, войны в Европе поглотили имперские войска, и система обороны рубежей, созданная Ласкарисами, рухнула. Турки завоёвывали малоазийские районы с ничтожными для себя потерями, а порою просто колонизируя опустевшие территории. Восточная граница стремительно покатилась на запад. Окруженная со всех сторон врагами, Византия подходила к началу XIV столетия…

Состарившись, Михаил VIII превратился в жестокого и подозрительного тирана. По самым разным, зачастую просто вздорным обвинениям лишались жизни придворные да и простые граждане. Эйфория реставрации империи прошла, в столице царили запустение и голод. На смену восхищению императором пришла ненависть.

Умер Михаил в декабре 1282 г. во время похода на запад, для изгнания остатков латинян из Греции. Находясь при войске, возле Лизимахии фракийской, василевс вдруг почувствовал сильнейшую боль в сердце и вскоре скончался. Его сын Андроник, тайно гнушавшийся отступничеством отца от православия и опасаясь беспорядков, не только не почтил его царскими похоронами, но не удостоил его даже того почёта, который предоставляется ремесленнику или воину. По свидетельству Григоры, несколько человек ночью отнесли тело императора подальше и зарыли словно отлученного от церкви еретика.