Пакор I, царь Парфии



Пакор I
Портрет на монете

Пакор I, царь Парфии

Pacorus I
Годы жизни: 63 - 38 до н.э.
Годы правления: 50 - 38 до н.э.
Отец: Ород II
Мать: Лаодика, дочь правителя Коммагены Антиоха I Коммагенского
Жена: N, дочь или сестра Артавазда II Армянского
Сыновья: неизвестные по имени сыковья



Марк Туллий Цицерон был назначен проконсулом Киликии, и ему были приданы 12000 пехотинцев и 1200 всадников. В его инструкции входило специальное предписание — поддерживать дружеские отношения с Каппадокией, так как ее новый царь Ариобарзан III вызывал некоторые опасения. Из Брундизия Цицерон написал Аппию Клавдию Пульхру, наместнику Киликии, которого должен был сменить на этом посту, что Сенат предложил собрать войска в Италии для Цицерона и Бибула, нового наместника Сирии, но консул Сульпиций наложил вето на это мероприятие.

В донесении к Сенату Пульхр сообщил, что он распустил большую часть своих войск, но его легат частным образом опроверг это утверждение, и Цицерон просил его не уменьшать и так уже малочисленное войско. Из Акциума 14 июня 51 г. он написал своему другу Аттику, что надеется на мирное поведение парфян. В Афинах Цицерон все ещё не имел новостей об их передвижениях, а в Траллах услышал, что они бездействуют. 31 июля новый наместник достиг Лаодикеи в пределах вверенной ему территории. Его ранние представления о миролюбии «персов» (парфян) весьма скоро изменились. Едва Цицерон приступил к своим обязанностям, как 9 августа к нему поступили доклады о том, что римская кавалерия разгромлена парфянами. Когда он прибыл в военный лагерь в Иконии, два легиона были рассредоточены и практически находились в состоянии мятежа. Войска подверглись реорганизации, и сам Цицерон приводил их в порядок, когда 30 августа получил депешу от царя Коммагены Антиоха I, сообщавшего ему о том, что Пакор I , сын царя Парфии Орода, достиг Евфрата. В то время Пакор был молод и неопытен, и командовать войсками ему помогал Осак, более закаленный в боевых действиях воин. Силы Пакора состояли из большого отряда парфянской кавалерии и значительного контингента союзников, часть из которых, возможно, были арабами. Сообщалось также, что Артавазд, царь Армении и шурин Пакора, намеревался напасть на Каппадокию. Но перед тем как действовать, Цицерон, который не вполне доверял Антиоху — источнику этой информации, решил дождаться дальнейших новостей.

Поскольку ожидалось, что парфяне вторгнутся из Сирии в Киликию через Каппадокию, Цицерон решил выступить со своими легионами в такое место, где он мог бы подготовиться к действиям независимо от того, откуда будет совершено нападение. 19 сентября во время марша в Киликию Таркондимот — главный римский союзник за горами Тавра — сообщил, что Пакор пересек Евфрат и расположился лагерем в Тибе. В Сирии вспыхнул мятеж, вероятно, инспирированный пропарфянской партией. От Ямвлиха, сына знаменитого Сампсицерама из Эмеса (Хомса) — вождя арабских союзников — поступили такие же известия. Цицерон отправился в лагерь, расположенный около Кибистры (Эрегли) у подножия Тавра. Отсюда он обратился к Сенату с настойчивой просьбой прислать больше войск, поскольку римских соединений в провинции едва хватало для поддержания порядка. Большинство легионов находились в Испании и Галлии вместе с Помпеем и Цезарем, которые готовились к грядущей междоусобной войне и не желали делиться своими войсками.

Ямвлих, Таркондимот и Дейотар оставались преданными Риму, но только на помощь последнего можно было полагаться с уверенностью. Положение ухудшало ещё и то, что местное население, страдавшее от алчности и гнёта предыдущих римских наместников, с нетерпением ожидало прихода парфян.

Цицерон располагался лагерем около Кибистры в течение пяти дней, поскольку с того места, откуда можно было контролировать Киликийские Ворота, он мог как блокировать вторжение парфян через Каппадокию, так и создавать угрозу для колеблющегося Артавазда Армянского. К 20 сентября Цицерон получил информацию о том, что парфяне прошли через Коммагену и находятся в Киррестике. Кассий со всеми своими войсками стоял в Антиохии, где в скором времени был окружен парфянами. В это время ещё не поступили известия относительно предполагаемого местонахождения наместника Сирии Кальпурния Бибула, выехавшего из Рима. Вскоре парфянские патрули проникли за границы Киликии, а значительная часть их кавалерии была уничтожена несколькими эскадронами римской конницы и преторианской когортой, расположенной в качестве гарнизона в Епифании. Когда стало очевидно, что набег парфян был направлен не на Каппадокию, а на Киликию, Цицерон проследовал форсированным маршем через Тавр у Киликийских Ворот и 5 октября прибыл в Тарс.

Ни римские военачальники, ни римские и греческие историки не смогли понять тактику, которую использовали парфяне. Эта экспедиция представляла собой кавалерийский рейд, совершенный сравнительно небольшим отрядом быстро скачущих всадников, целью которых было не завоевание, так как их численность и снаряжение были недостаточными для этого, а грабеж и разрушение неприятельской материальной базы. Вот почему они нанесли удар не по Каппадокии, а по богатой области вокруг Антиохии. Можно было сравнительно легко пересечь Евфрат, избежать столкновений с малыми гарнизонами в городах и напасть на богатые виллы и пригороды Антиохии. Кассий укрылся в хорошо укрепленной части города, где и оставался до ухода парфян. Этот уход, скорее всего, объяснялся завершением грабежа городских земель, а не какой-либо акцией римских войск.

Затем парфяне двинулись дальше к Антигонее (её местоположение не установлено), где безуспешно попытались вырубить леса, затрудняющие движение кавалерии. Между тем Кассий отважился побеспокоить фланги противника, тем самым, несомненно, уменьшив его численность и ухудшив моральное состояние вражеских войск. Когда Кассий устроил засаду вдоль дороги, по которой парфяне двигались из Антигонеи, то он применил как раз парфянскую тактику: предпринял притворное отступление с небольшим отрядом солдат, а затем вернулся со всем своим войском, чтобы окружить дезорганизованных преследователей. В начавшемся затем сражении парфянский военачальник Осак был смертельно ранен и через несколько дней умер. Кассий сообщил об этой победе Сенату в донесении, датированном 7 октября 51 г. до н. э. Вскоре Бибул, недавно прибывший в Сирию, вступил в Антиохию.

8 октября Цицерон, находившийся в лагере недалеко от Мопсухестии в Киликии, очевидно, почувствовал себя спокойнее. В ответном письме Аппию Клавдию Пульхру, который спрашивал о парфянах, он написал, что в самом деле не думает, что они есть где-то поблизости, если не считать арабов, частично снаряженных как парфяне, и вообще полагает, что все парфяне ушли домой. Он, Цицерон, понимает, что в Сирии нет ни одного врага. Очевидно, уже поступили известия о том, что парфяне потерпели поражение от его военного конкурента Кассия, и Цицерон захотел принизить значение этой победы. Вероятно, этим же объясняется и его нападение на города Амана, которое началось почти сразу же после того - 13 октября.

Парфяне под командованием Пакора сразу же отступили и ушли на зимние квартиры в Киррестику. Цицерон оставил своего брата Квинта во главе Киликии и разбитого там зимнего лагеря и вернулся в Лаодикею. Все понимали, что и в наступающем году ситуация будет чревата опасностью. Были высказаны предложения, согласно которым Цезарь должен был двинуться вместе со своей армией навстречу парфянам, или же командование следовало поручить Помпею. Был принят второй вариант, и Цезарь передал I и XV легионы для предполагаемой экспедиции Помпея. В феврале 50 г. до н. э. Дейотар решил присоединиться к силам Цицерона со своими 30 когортами, по 400 человек каждая, и 2000 всадников.

В своем письме к Цицерону он писал, что хотел бы участвовать в кампании, и Цицерон решил, что Дейотар мог бы помочь до прихода Помпея. Ожидалось, что царь Ород II будет сам командовать силами парфян. В начале мая Цицерон планировал отправиться из Лаодикеи в Киликию 15-го числа и надеялся, что поездка будет спокойной, хотя и понимал, что предстоящая воина будет серьезной. В Тарсе 5 июня он услышал о страшных «грабежах» в Киликии и об охваченной войной Сирии. Конкурент Цицерона Бибул не отважился выступить из Антиохии.

Пытаясь предотвратить вторжение, наместник Сирии Бибул обратился к дипломатии, а не к оружию. Завоевав уважение сатрапа Орнодапата, который был настроен враждебно по отношению к Ороду II, Бибул убедил его в том, что надо посадить на парфянский трон Пакора. Войска, предназначенные для войны против римлян, должны были быть использованы против Орода. Но прежде чем этот план был реализован, последний, очевидно, узнал о нем и отозвал Пакора. Предполагавшееся вторжение летом 50 г. до н. э. не состоялось, и к середине июля Цицерон почувствовал, что опасность со стороны парфян больше не угрожает, и он мог бы безопасно отбыть в Рим. Гарнизоны, расквартированные в Апамее и других местах, были отозваны, что вызвало некоторую критику. Пакору сохранили жизнь, а позже ему даже вернули верховное командование, причем он показал себя одним из наиболее способных полководцев, которыми когда-либо располагала Парфия. В следующем десятилетии Парфия не смогла осуществить сколько-нибудь серьезное вторжение. Тот факт, что тетрадрахмы не чеканились примерно с 52 г. по 40/39 г. до н. э., возможно, указывает на перемещёние центра тяжести активности парфян в восточную часть их империи.

Естественно, что продолжение гражданской войны среди римлян было на руку Ороду. Помпей направил посланника к парфянскому царю. Парфянский царь предложил союз при условии, что ему отдадут провинцию Сирия. Помпей ответил отказом, посчитав цену слишком высокой. Несмотря на это, после битвы при Фарсале 9 августа 48 до н. э. Помпей намеревался сдаться парфянскому правителю в надежде продолжить свою борьбу с войском, предоставленным последним. Друзья убедили его оставить эту идею, потому, что рассматривали в качестве более безопасного убежища птолемеевский Египет.

Сирия была отдана Цезарем в 45 г. до н. з. г. в управление Аптистию Вету. Осенью того же года один из сторонников Помпея, Кв. Цецилий Басс, которого поддержали некоторые легионы, был заперт в Апамее Ветом. Басс обратился к парфянам за помощью, и Пакор во главе своих отрядов вынудил Вета прекратить осаду; но из-за поздней осени главные силы парфян оставались там недолго.

Поскольку компромиссные меры, очевидно, не могли решить парфянскую проблему, Цезарь начал планировать большую кампанию против парфян. Были тщательно продуманы меры по управлению римским государством в отсутствие диктатора и по организации армии. Племянник Цезаря Октавий был отправлен в Аполлонию, якобы для изучения философии, тогда как в действительности он изучал военную тактику, готовясь к предстоящей кампании. К ней были готовы 16 легионов и десятитысячная кавалерия. Шесть легионов вместе со многими легковооруженными отрядами и кавалерией отправились зимовать в Аполлонию, а ещё один легион — в Сирию. Золото для оплаты расходов было переправлено в Малую Азию, в Демстрии в Фессалии было подготовлено и собрано большое количество оружия. Экспедиция должна была проследовать в Парфию через территорию Малой Армении. Эти масштабные приготовления гораздо лучше любых слов отражали то уважение, с которым римляне относились к парфянам. Убийство Цезаря в марте 44 г. до н. э. положило конец его планам и спасло парфян от очень серьезной войны с римлянами.

После гибели в войне с Римом царевича Пакора, преемником Орода II, был назначен его младший сын Фраат IV.

  Компиляция: vkuznetsov