(перенаправлено с Правители.Тимур)

Тимур Эмир Мавераннахра


Тимур.
Тимур

Тимур, эмир Мавераннахра, эмир Хорасана, шах Ирана

Тимур, Тамерлан, Тимурленг («Тимур-хромец»)
Temür, Tëmör (чагат.) - железо
Годы жизни: 8 апреля 1336 - 18 февраля 1405
Годы правления:
Мавераннахр: 1370 - 18 февраля 1405
Хорасан: 1381 - 18 февраля 1405
Иран: 1393 - 18 февраля 1405
Отец: Тарагай-бек (Мухаммад Тарагай)
Мать: Текина-хатун
Жёны:
Турмуш ага, Ульджай-туркан ага, Сарай-мульк ханым, Улус ага, Ислам ага, Туман ага, Тугди-би, Дильшад ага, Чолпан-мульк ага, Тукал ханым, Кутлуг ага, Туглук-текин
Сыновья: Джахангир, Умар-шейх, Миран-шах, Шахрух
Дочери: Ука бегим, Султан Бахт ага, Биги джан, Саадат султан, Мусалла



дин из величайших в истории завоевателей Темюр Ленг, известный в Европе как Тимур Тамерлан, родился в апреле 1336 г. в Мавераннахре, в селении Ходжа-Ильгар, неподалеку от города Кеш, в семье знатного человека Тарагая Бахадура. Сохранилось предание, что он, подобно Чингизхану, появился на свет со сжатыми и полными крови кулачками. Его отец Тарагай происходил из племени барласов, считавшегося монгольским, но на самом деле давно отуреченным. Барласы владели долиной Кашка-Дарьи, то есть под их властью находились города Кеш и Несеф. Однако эмиром Кеша был не Тарагай, а другой представитель рода, Хаджа. Что касается отца и деда Тимура, то они оставались частными людьми. О жизни Тарагая известно только, что он был благочестивым мусульманином, другом ученых и дервишей. Он умер в 1360 г., когда его сын делал только первые шаги к вершинам власти. О происхождении матери Тимура Текина-хатун источники ничего не сообщают.

Точно так же официальная история вплоть до 1360 г. ничего не говорит о событиях жизни самого Тимура. Позже автор официальной турецкой стихотворной хроники утверждал, будто многие события, особенно относящиеся к началу его деятельности, не были внесены в хронику по желанию самого Тимура, так как они показались бы читателю невероятными. Однако из рассказов Клавихо и Ибн Арабшаха можно заключить, что молчание официальных источников объясняется другими причинами: подобно Чингизхану, Тимур начал свою деятельность в качестве атамана шайки храбрецов, грабившей соседние земли. Согласно Шериф ад-дину Йезди, с 10-летнего возраста Тимур занимался почти исключительно только войной и охотой. Он с юности любил лошадей, был хорошим наездником, прекрасно стрелял из лука. Его задатки лидера также проявились очень рано. Постепенно вокруг него собрался отряд молодых нукеров, с которыми Тимур проводил все свое время. "Достигши 20-летнего возраста, - вспоминал позже сам Тамерлан, - я полюбил верховую езду и часто, разделив своих сверстников на два отряда, устраивал примерные сражения между ними".

В 1356 г. Тимур поступил на службу к правителю Мавераннахра эмиру Казагану, который женил его на своей внучке Ульджай Туркан-ага, сестре будущего его сподвижника Хусайна. "Эмир Казаган, - вспоминал Тимур, - не только милостиво принял меня, но даже отдал мне в жены свою внучку. Я был очень доволен такой честью. Я получил от эмира Казагана много имущества и скота." В 1358 г. его назначили правителем города Шибирган. В том же году Казаган был убит, после чего Мавераннахр на многие годы погрузился в пучину смут и междоусобий. Страна распалась на несколько уделов. Воспользовавшись этим, в 1361 г. сюда вторгся могулистанский хан Туглук-Темюр из династии Чагатаидов. Тимур сообщает в своих воспоминаниях, что при приближении могулов мавераннахрские эмиры, и в их числе Хаджа Барлас, в страхе бежали в Хорасан. "Я сам был в нерешительности, - говорит он, - последовать ли общему примеру и искать спасения в Хорасане или же добровольно присоединиться к войску Туглук-Темюр-хана. Единственным средством разрешить мучившее меня сомнение было посоветоваться об этом деле с моим духовным наставником, и я поспешил послать письмо к шейху Заин ад-дину Абу Бакру, спрашивая, как поступить мне в данном случае. Шейх отвечал: "Четвертый халиф Али привел такое изречение Платона: если небо - лук и судьба - стрелы, то стрелок - Всевышний Бог. Куда бежишь? Прибегни к самому себе и присоединись к Туглук-Темюр-хану, так как он божья тень". Я понял ответ шейха в том смысле, что Богу угодно, чтобы я действовал заодно с Туглук-Темюр-ханом, и потому поспешил присоединиться к нему у Ходжента на берегу реки Сырдарьи? Хан был очень доволен, что я присоединился к нему, и по воле Божьей облек меня полным доверием". Действительно, Туглук-Темюр отдал в управление Тимуру Кашка-Дарьинский вилайет. Вскоре он вернулся в Могулистан, оставив правителем Самарканда своего сына Илйас-Ходжу. Тимур был назначен командующим его войсками.

Но уже в 1362 г. Тимур должен был уйти со службы у Чагатаидов. Сам он объяснял это тем, что его оклеветали перед Туглук-Темюром, который отдал тайный приказ о его казни. Узнав об этом, Тимур сделал вид, что едет на охоту, и бежал. Началась самая беспокойная пора его жизни. Вместе со своей женой Ульджай, ее братом Хусайном и несколькими воинами, согласившимися последовать за ними, они скитались по землям Хорезма и владениям туркменских племен. Опасности подстерегали их на каждом шагу. Однажды беглецы были задержаны мелким туркменским князьком Али-бегом и оказались в темнице. "Я отправился в Хорасан, - вспоминал позже Тимур, - но меня захватил в плен хан Али-бег. Два месяца мне пришлось томиться в тюрьме, изобиловавшей насекомыми. Однако мне удалось наконец выбрать удобное время и бежать? Обещанием щедрой награды за содействие к побегу мне удалось склонить на свою сторону нескольких тюремщиков, которые снабдили меня мечом? Вооруженный?, я прошел мимо карауливших меня?, и никто из них, из страха, не осмелился преградить мне дорогу?"

Постепенно дела Тимура и Хусайна стали поправляться. Господство могулов было тяжело, и недовольные их властью стали во множестве присоединяться к беглым эмирам. Вскоре численность их отряда достигла 3 тыс. человек. С этими воинами Тимур и Хусайн отправились в Хорасан, а потом в Систан и здесь некоторое время состояли на службе у местных маликов. В одном из сражений Тимур был ранен в правую руку и правую ногу, после чего стал сухоруким и хромым. С этого времени он получил прозвище "Темюр Ленга" - "Тимура-хромца". В 1364 г., когда их силы достигли значительных размеров, Тимур и Хусайн вновь вступили в борьбу с Илйас-Ходжой. Войско, посланное против них, было разбито на берегу Амударьи. Победители переправились через реку и вторглись в Мавераннахр. Население дружно поддержало их, и в битве близ деревни Шитан под Самаркандом Тимур и Хусайн разбили Илйас-Ходжу. После этого они овладели всей страной. В Самарканде собрался курултай. Ханом Мавераннахра был избран Чингизид Кабул-шах, не имевший, впрочем, никакой реальной власти. Хусайн вновь сделался эмиром Балха и стал править землями на левом берегу Амударьи, а Тимур получил города и земли на правом.

Однако борьба с могулами была еще далека от своего завершения. В мае 1365 г. под Ташкентом произошла новая битва с войсками Илйас-Ходжи (известная в истории как "Битва Грязи"). В момент сражения начался сильный ливень. Образовалась липкая скользкая грязь. Лошади теряли устойчивость и падали. Могулы, закутанные в длинные плащи, сумели сохранить свои луки от пагубного действия влаги и победили. Тимур и Хусайн бежали с остатками своих войск в Карши. Все достигнутое в прошлом году оказалось потерянным. Но когда Илйас-Ходжа попытался овладеть Самаркандом, он натолкнулся на отважное сопротивление восставших горожан, во главе которых встали местные сарбадары. Все атаки могулов были отбиты. Вскоре в их лагере начался сильный падеж лошадей. Удачно начавшийся поход закончился бесславным отступлением. В 1366 г. Тимур и Хусайн подступили к Самарканду, обманом заманили вождей сарбадаров в свой лагерь и казнили. Их власть над страной была восстановлена.

Как только миновала угроза внешней войны, обострились отношения между самими эмирами-победителями, каждый из которых мечтал об единоличной власти. Сам Тимур считал, что конец их дружбе положила ранняя кончина Ульджай. "Со смертью моей жены прекратилось и наше родство с эмиром Хусайном, - вспоминал он, - между нами не осталось ничего, кроме вражды и ненависти". В 1367 г. Хусайн напал на Карши. Тимур отступил за Амударью в туркменские степи. Одно время в подчинении у него оставалось лишь две сотни людей. С этими силами он сумел внезапным ударом захватить крепость Нахшеб, гарнизон которой составлял 1200 человек. Затем смелыми набегами он рассеял преследовавшие его отряды Хусайна. Под знамена Тимура стали собираться воины, и вскоре он опять командовал внушительными силами. В 1369 г. эмиры помирились, совершили совместный поход в Афганистан и захватили Кабул. Тогда же Тимур предпринял самостоятельное завоевание Бадахшана. В то время, когда он находился на востоке страны, в феврале 1370 г. состоялся курултай в Хандуване. Ханом на нем был объявлен Чингизид Абу-л-Султан, а правителем Мавераннахра - Хусайн. Эта новая попытка захватить власть послужила поводом к окончательному разрыву. В марте Тимур неожиданно подступил к Балху. Хусайн был застигнут врасплох и сдался в плен. Вопреки обещаниям сохранить ему жизнь, он был немедленно умерщвлен. В апреле состоялся курултай в Балхе. Ханом на нем избрали Чингизида Суюргатмаша, а правителем Мавераннахра - Тимура. Началась эпоха его единоличного правления.

Следуя уже установившейся традиции, согласно которой ханами могли быть только прямые потомки Чингизхана, Тимур не принимал ханского титула. До самой смерти он именовался эмиром и гурханом (право на этот титул дала ему женитьба на вдове Хусайна Сарай-Мульк-ханум, происходившей из рода Чагатаидов). Формально правителями государства были декоративные Чингизиды: сначала Суюргатмыш, а потом (с 1388 г.) - Султан-Махмуд-хан. С последним Тимур находился в прекрасных отношениях. Хан был талантливым военачальником и не раз исполнял ответственные поручения во время военных походов. После его смерти в 1402 г. Тимур новых ханов не назначал, а чеканил монету от имени умершего Султан-Махмуда.

Помимо этой уступки обычаю, власть Тимура больше ничем не ограничивалась. Его внешность и характер как нельзя более соответствовали взятой им на себя роли самовластного владыки многих народов. Тимур был высок ростом, отличался мощной силой и был очень храбр. По натуре суровый и жестокий, он не любил шуток и не выносил лжи. В своих привычках он всегда оставался очень прост и всем удовольствиям предпочитал охоту и игру в шахматы (пишут, что за шахматной доской, точно так же, как на поле боя, он был непобедим и по праву считался лучшим шахматистом своего времени). Вместе с тем Тимур являлся большим знатоком и ценителем поэзии. Он хорошо знал тюркский и таджикский языки, однако, по некоторым свидетельствам, не умел ни читать, ни писать. Несмотря на это, он был весьма образован, так как имел при себе специальных чтецов, которые в часы досуга постоянно читали ему книги. Тимур любил историю и имел приличные познания в этом предмете. Он с уважением относился к ученым людям, ценил астрономию, медицину, математику, но более всего увлекался архитектурой. В годы его правления в Мавераннахре развернулось грандиозное строительство: были проведены хорошие дороги, построены мосты (в том числе через такие крупные реки, как Заравшан, Амударья и Сырдарья), прокладывались каналы, отстраивались новые села, мечети, караван-сараи, бани и медресе. Уже летом 1370 г. вокруг Самарканда, избранного Тимуром своей столицей, были построены новые укрепления, в центре города был возведен трехэтажный дворец Кук-Сарай. В последующие годы Самарканд был практически полностью перестроен. Здесь выросло несколько новых кварталов, появились благоустроенные базары и прекрасные здания, среди которых выделялись мечеть Биби-ханым и усыпальница Тимуридов Гур-Эмир. В окрестностях столицы разбивались прекрасные парки, открытые для всех жителей города.

"Хороший царь, - говорил Тимур, - никогда не имеет достаточно времени, чтобы царствовать. Мы вынуждены работать в пользу подданных, которых всемогущий поручил нам как священный залог. Это всегда будет моим главным занятием, ибо я не хочу, чтобы в день страшного суда бедные тянули меня за края одежды, прося мщения против меня". Это заявление не было пустыми словами. Справедливость по отношению к подданным всегда рассматривалась Тимуром, как главная обязанность правителя. "Первым ?качеством, - говорит он в другом месте своих воспоминаний, - я считаю беспристрастие. Я ко всем относился одинаково строго и справедливо, не делая никакого различия и не выказывая предпочтения богатому перед бедным". Для родного Тимуру Мавераннахра годы его правления были периодом процветания и благоденствия. Потоки крови, пролитые Тамерланом во время его многочисленных войн, страшные жестокости по отношению к порабощенным народам, безжалостные грабежи и башни из черепов обращались для жителей Мавераннахра, и особенно Самарканда, потоком материальных благ. Сюда свозились сокровища и сгонялись мастера со всего Востока. Цены на товары, рабов и продукты питания были в то время необычайно низкими.

Завоевательные походы в соседние области были начаты уже в первые годы правления Тимура. Прежде всего он усмирил мятежный Шибирган. Потом разразилась война с Хорезмом. Татары взяли его древнюю столицу Кят, а Ургенч, где укрылся хорезмшах Хусайн Суфи, был осажден. В начале января 1372 г. хорезмшах умер, после чего Ургенч открыл перед Тимуром ворота. В 1373 г. Тимур совершил второй поход в Хорезм против отпавшего хорезмшаха Йусуфа Суфи. В 1375 г. был предпринят поход в Могулистан, во время которого Тимур разгромил правившего там дуглатского эмира Камар ад-дина. В эти годы Тимур находился в очень хороших отношениях с ханом Токтамышем, который в 1374 г. бежал в Самарканд, спасаясь от преследований хана Белой Орды Уруса. Урус потребовал его выдачи и, получив отказ, начал против Тимура войну. В 1377 г. Тимур разбил войска Уруса в районе Джайран-Камыша и передал под управление Токтамышу захваченный им Сауран. В следующем году Токтамыш получил от Тимура войско, внезапно напал на сына Уруса Темюр-Малика и разбил его неподалеку от Сыгнака. Хан попал в плен и вскоре был казнен. Сделавшись ханом Белой Орды, Токтамыш в 1380 г. подчинил себе также Золотую Орду и приобрел огромное могущество.

Тем временем Тимур расширял свои владения на западе. В 1381 г. он захватил Герат и Сарахс. В том же году ему добровольно подчинились Себзевар и большая часть Хорасана. Сопротивление в этом районе он встретил только со стороны правителя Гургана эмира Вали. Принадлежавший ему город Исфараин был взят штурмом, после чего Тимуру подчинилась прикаспийская область Мазандаран. В 1383 г. с необычайной жестокостью было подавлено восстание жителей Себзевара. 2 тыс. пленных сарбадаров были живьем замурованы в стену. В том же году пал Кандагар и был покорен Систан. Столицу последнего Зарендж татары разрушили, а жителей перебили без различия лет и пола. В 1384 г. Тимур совершил новый поход в прикаспийские области. Эмир Вали отчаянно защищался, отстаивая каждую крепость, но в конце концов должен был оставить свою столицу Астрабад. Он бежал в горы Мазандарана, и дальнейшая судьба его неизвестна. Преследуя отступавшего Вали, Тимур в начале 1385 г. захватил Рей. После зимовки в этом городе он овладел Султанией, принадлежавшей иракским Джалаиридам, а потом вернулся в Самарканд.

К этому времени отношения Тимура с Токтамышем значительно охладели. В 1386 г. золотоордынский хан совершил набег на Тебриз, который Тимур считал уже своей добычей. После этого между бывшими союзниками произошел полный разрыв. Собрав большую армию, Тимур вновь двинулся на запад, взял Тебриз, покорил Азербайджан, а затем вторгся в Армению и Грузию. С осени 1386 г. по весну 1387 г. его войска огнем и мечом опустошали эти страны. Тбилиси, Мцхета, Гори были страшно разорены. После взятия Вана солдаты Тимура угнали в рабство всех женщин и детей, а мужчин умертвили. Армянский историк Фома Мецопский, описывая бедствия, пережитые его народом, восклицает: "Кто может рассказать о количестве пленных и невинно убитых? Только Бог, сотворивший все. И вся страна наполнилась пленными армянами. Умерщвлены были священники и миряне, христиане и неверные? Разрушилась вся наша страна, начиная от Арчеша и до Иберии, до реки Куры, вся эта страна, подвергнутая всяким терзаниям, резне и пленениям, была залита кровью невинных".

Летом 1387 г. военные действия переместились в Западный Иран, принадлежавший тогда Музаффаридам. Исфахан сдался завоевателям без боя. Но затем горожане, выведенные из себя своеволием сборщиков дани, подняли восстание. Тимур велел подвергнуть этот крупнейший и богатейший город примерному наказанию. Его официальный историк Гийас ад-дин так описал расправу над мирными жителями: "Из тучи сабель столько шло дождя крови, что потоки ее запрудили улицы. Поверхность воды блистала от крови отраженным красным цветом, как заря в небе? В городе из трупов громоздились целые горы, а за городом слагали из голов убитых целые башни, которые превосходили высотой большие здания". За несколько дней было перебито 70 тыс. человек. В следующие месяцы Тимур овладел Ширазом и всем Фарсом. Правившие здесь Музаффариды сделались его вассалами.

От завоевания Ирана Тамерлана отвлекли события на восточных рубежах его империи - Токтамыш напал на Мавераннахр, разбил сына Тимура Умар-Шайха, осадил Бухару и сжег дворец Чагатая в Кашка-Дарье. Из Хорасана на выручку брату подоспел Миран-шах, который нанес поражение золотоордынцам. Узнав об этом, Тимур в 1388 г. поспешно вернулся в Самарканд. На несколько лет Токтамыш сделался его главным противником. Изгнав врага, Тимур пошел на Хорезм, правитель которого поддержал Токтамыша, взял Ургенч и казнил хорезмшаха. Всех жителей хорезмийской столицы Тимур велел переселить в Самарканд, а сам город разрушить, сравнять с землей и посеять на его месте ячмень. (Это приказание, кажется, не было до конца исполнено; по крайней мере, некоторые здания дотимуровской эпохи сохранились. Спустя три года Ургенч вновь был отстроен.) В 1389 г. Тимур совершил грандиозные поход в Могулистан против правившего там сына Туглук-Темюра, Хызр-Ходжи. Разбитые войска последнего он преследовал до берегов Иртыша. Следующий год прошел в подготовке к войне с Токтамышем. Она началась в феврале 1391 г. В мае армия Тимура переправилась через Яик (Урал). Встреча двух армий произошла в июне в пределах бывшего Булгарского царства на реке Кундурче, севернее Самарской Луки. Вначале Токтамышу удалось сильным натиском прорвать левый фланг Тимура и занять позицию в тылу его армии. Но в это время подкупленный Тимуром знаменосец опустил в ханской ставке знамя Токтамыша. Последний решил, что главные силы перешли на сторону врага, и обратился в бегство. Опустошив приволжские владения своего противника, Тимур в октябре вернулся в Самарканд.

1392 год стал началом нового грандиозного похода в Иран, правители которого успели оправиться от прежних поражений. Покорив вновь Мазандаран, Тимур двинулся через горы прямо на Шустер, главный город Хузистана, а потом на Фарс, правителем которого был тогда отважный и могущественный эмир Мансур. Крепости, прикрывавшие горные проходы, были взяты штурмом. Решительная битва произошла на равнине перед Ширазом. Мансур и его войско храбро начали бой, но вскоре начали уступать более сильному и искусному противнику. Однако даже после того, как фланги его армии были разбиты, Мансур продолжал храбро сражаться. Пробившись к самой палатке Тимура, он трижды пытался нанести ему удар. Наконец татары стащили его с лошади и умертвили. Все захваченные в плен Музаффариды были казнены, а их земли присоединены к владениям Тимура. Из Ирана его армия в 1394 г. двинулась на завоевание Ирака. Текрит и Басра были взяты штурмом, столица Джалаиридов Багдад сдалась без сопротивления. Разгромив непокорных туркмен Кара-Коюнлу, Тимур направился в Армению и Грузию.

На Кавказе он вновь столкнулся с Токтамышем, который напал на союзного Тимуру правителя Ширвана. Несколько месяцев прошли в постоянных стычках с золотоордынцами. В 1395 г. через Дербентский проход Тимур вышел в долину Терека и нанес на его берегах сокрушительное поражение золотоордынским войскам. Окончательно разбитый Токтамыш бежал. Тимур шел вслед за ним вплоть до Булгара, захватил этот древний город и разрушил его до основания. Разосланные им отряды повоевали и разорили все владения Токтамыша от Дона до Днепра. Сам Тимур опустошил Крым, вышел к берегам Азовского моря, а затем поднялся по Дону до границ Рязанского княжества и взял русский город Елец, а его князь Фёдор Иванович попал в плен. Но дальше на север Тимур наступать не стал - вернулся в пределы Золотой Орды и предал ее земли новому разгрому. Многие города, в том числе Астрахань и оба Сарая, были сожжены. В 1396 г., когда из-за опустошений начался сильный голод, Тимур увел свое войско в Иран. При этом были угнаны в плен все, кого только удалось захватить. Поход Тамерлана подорвал силы Золотой Орды. Обескровленная и обезлюдевшая, она уже никогда не смогла вернуться к прежнему могуществу.

Зиму 1396 г. Тимур провел в Грузии и совершил ряд походов в пределах этой страны. В июле он вернулся в Самарканд. Весь следующий год прошел в подготовке к индийской кампании. Часть войск, возглавляемая внуком Тимура Пир-Мухаммадом, была выслана вперед для осады Мультана. Сам Тимур выступил осенью 1398 г. Перевалив через Гиндукуш, его армия 11 октября форсировала Инд. Вскоре после шестимесячной осады сдался Мультан. Вслед за тем победители подступили к Дели. Слухи о могуществе делийского султана Махмуд-шаха встревожили татарских эмиров. Говорили, что огромное количество пленных, согнанных для проведения осадных работ (их насчитывалось более 100 тыс.), опасно, так как они могут восстать во время сражения. Тимур велел всех их перебить.

В начале января 1399 г. Махмуд-шах выступил из Дели, чтобы дать сражение на подступах к городу. Он имел 10 тыс. конницы, 40 тыс. пехоты и множество слонов, защищенных от стрел и пик толстыми покровами. Клыки их были вооружены большими ножами, смазанными ядом. На спинах слоны имели башни, в которых размещались воины с арбалетами. Рядом со слонами шли метатели горшков с огненной смесью и ракет с железными наконечниками. Все это было ново для татар, но все же более всего они опасались слонов. Готовясь к схватке с этими огромными животными, Тимур приказал наделать множество железных рогулек и рассыпать их перед строем, чтобы поранить им ноги. Кроме того, татары собрали большое количество обозных верблюдов и буйволов. На головы и бока им привязали колючие ветки и пучки зажженной соломы, а потом погнали на вражеский строй. Эти хитрости ослабили натиск индийцев. Сражение началось на флангах. После упорного боя Махмуд-шах пробился до резерва Тимура. Но тут татары, поражая слонов в хоботы, сумели обратить их в бегство и тем внесли расстройство в ряды неприятеля. Тамерлан двинул вперед центр армии, врезался в строй слонов, которые в большинстве своем были перебиты, и заставил индийцев в беспорядке отступить. В следующую ночь султан бежал из Дели. 4 января город сдался и был разграблен. Гийас ад-дин сообщает, что в эти дни была захвачена огромная добыча, так что даже у самых последних солдат было до 20 пленников, а у многих их насчитывалось более сотни. Как обычно, десятки тысяч мирных жителей были перебиты. По свидетельству Гийас ад-дина, "сделанные из голов индусов башни достигли пределов высоты, а тела их стали пищею диких зверей и птиц". 18 января татары покинули разоренный Дели, переправились через Джуну и направились к Гангу, предавая все на своем пути огню и мечу. В марте Тимур вышел в долину этой реки и разграбил ее. После этого победители повернули на север и в мае вернулись в Самарканд.

В это время уже назревала новая большая война с османской Турцией. В сентябре Тимур двинулся на запад, добрался до Азербайджана и остановился здесь на зимовку. В августе 1400 г. он вторгся в Малую Азию и взял Сивас. Об ужасах, которые пришлось пережить жителям покоренного города, Фома Мецопский писал следующее: "Тотчас же последовал злобный приказ войску: бедных забрать в плен, а имущих предать мучениям и отнять у них спрятанные ими сокровища, женщин привязывать к хвостам лошадей, которых пускать вскачь, собрать бессчетное количество мальчиков и девочек на равнине, потом разложить их подобно снопам для молотьбы и пускать по ним без всякой жалости конницу. Надо было видеть здесь ужасное (несчастье), постигшее невинных юношей, верующих и неверующих. Тимур... приказал вырыть в земле яму, связать 4000 душ по рукам и заживо похоронить, а потом залить их землей и золой?"

В октябре татары повернули на юг, в Сирию. Под Халебом Тимур разбил сирийских эмиров, а потом захватил Халеб, Хаму, Баалбек и другие города. В 1401 г. разграбление страны продолжалось. Вся Сирия от Дамаска до Малой Азии была страшно разорена. В марте Тимур разбил египетского султана Фараджа. После этого он взял и сжег Дамаск. Летом того же года татары подступили к Багдаду. Непокорный город сорок дней противостоял осаждавшим, но наконец был взят. Тимур велел каждому из своих воинов доставить по две головы местных жителей для возведения столь любимых им башен из черепов. Поскольку собрать установленное число голов оказалось затруднительным, солдатам пришлось убивать пленников, приведенных из Сирии, а также женщин и детей. Всего в эти дни было истреблено до 90 тыс. человек. Из их голов было построено 120 высоких башен. Изгнанный зловонием, которое издавали многочисленные трупы, Тимур оставил Багдад, поднялся вверх по течению Тигра и поклонился могиле имама Абу Ханифы. Зиму он провел в Карабахе.

В начале 1402 г., когда стало ясно, что мир с Османами невозможен, Тимур двинулся в Малую Азию. В июле близ Анкары произошла его встреча султаном Байазидом I. Бой начался атакой татар на левое крыло турецких войск. Стоявшие здесь сербы мужественно встретили врага и отразили его с большим уроном. Зато удар по правому флангу Байазида, где находились полки из недавно покоренных султаном бейликов Сарухан, Ментеше и Гермийан, увенчался полным успехом. Турки были сбиты здесь со своих позиций и начали беспорядочное отступление. В то же время Тимур усилил натиск на левый фланг. Сербские полки были окружены, но сумели пробиться сквозь ряды неприятеля и соединиться с султаном, который вместе с янычарами располагался в центре линии своего войска. Когда его фланги были разбиты, Байазид укрепился на одной из высот и отважно сражался до самой ночи. С наступлением темноты он попытался бежать, но лошадь под ним пала, и он был взят в плен вместе со всей своей свитой. Татары несколько месяцев грабили Малую Азию. В декабре была захвачена Смирна. Весной 1403 г. Тимур двинулся в Грузию, которую предал новому опустошению. Перезимовав на Кавказе, армия завоевателей через прикаспийские области направилась в Среднюю Азию и в июле 1404 г. вернулась в Самарканд.

Несмотря на то что он пробыл в походах несколько лет, Тимур совсем не думал об отдыхе и сразу начал готовиться к новому грандиозному походу - на этот раз в Китай. Передовые части выступили в поход уже в ноябре. Сам Тимур двинулся во главе главных сил в начале 1405 г. Однако на этот раз его планам не суждено было осуществиться. Добравшись до Отрара, он неожиданно занемог (сообщают, что болезнь была вызвана неумеренным потреблением вина во время одного из пиров). Вскоре началась горячка. Хотя Мауляна Фазл-Аллах Тебризи, один из искусных врачей, повсюду сопровождавший Тимура, употребил все силы для лечения и давал эмиру наилучшие лекарства, боль со дня на день усиливалась. Наконец Тимур понял, что умирает. Он простился с женами, продиктовал завещание и объявил своим наследником внука Пир-Мухаммада Джахангира. Ясность ума и твердость не изменили ему до последней минуты. 18 февраля Тамерлан скончался. Его тело, тщательно набальзамированное, одетое в саван, было положено в гроб из черного дерева и перевезено в Самарканд.

  К. Рыжов. Справочник. Все монархи мира: Мусульманский Восток. VII-XV вв.