Филипп III, царь Македонии


Статер Филиппа III.
Статер Филиппа III

Филипп III, царь Македонии

Φίλιππος Γ΄ ὁ Ἀρριδαῖος (др. греч.), Philip III Arrhidaeus (лат.)
Годы жизни: ок. 358 - 317 до н.э.
Годы правления: 324 до н.э.- 317 до н.э.
Отец: Филипп II Одноглазый
Мать: Филинна фессалиянка
Жена: Эвридика, дочь Аминты, внучка Пердикки III



лутарх сообщает, что Арридей был прижит Филиппом II от распутницы Филинны. Когда он еще был ребенком, у него проявлялись добрые и благородные черты характера, но его испортила Олимпиада: от ее лекарств он повредился в рассудке.

Тем не менее, несмотря на свое слабоумие, Арридей был после смерти Александра провозглашен царем. По свидетельству Юстина, это произошло следующим образом. По кончине Александра его друзья-диадохи сошлись в вавилонском дворце, чтобы договориться о новом порядке управления. Пердикка предложил ожидать родов Роксаны, которая была уже на девятом месяце беременности и вот-вот должна была родить от Александра. Если бы она родила: мальчика, то его и следовало поставить в наследники отцу. Мелеагр возразил на это, что не следует оттягивать решения и дожидаться гадательного исхода родов Роксаны. «Нечего ждать, что родятся какие-то цари, — сказал он, — надо использовать уже родившихся». Если они хотят мальчика, то в Пергаме уже есть сын Александра по имени Геракл, рожденный Барсиноей. Если же они предпочитают юношу, то в лагере находится Арридей, брат Александра, человек добродушный, которого весьма охотно примут все не только за его собственные качества, но и за то, что он сын Филиппа. Кроме того, Роксана по происхождению персиянка, и не подобает, чтобы македонцы брали себе царей, у которых в жилах течет кровь тех, чьи царства они разрушили. Этого и сам Александр не хотел. Наконец, умирая, он даже не упомянул о Роксане. Это мнение, впрочем, не встретило одобрения. Так Птолемей отказывался признать царем Арридея не только из-за постыдного занятия его матери, но также из-за серьезной болезни, которой тот страдал. Он опасался того, что Арридей будет только называться царем, а править будет другой. Птолемей предлагал выбрать царя из тех, кто благодаря своим высоким достоинствам стоял ближе всего к царю, кто правил областями и кому поручалось ведение войн.

Победило мнение Пердикки, и к нему присоединились все остальные. Итак, было решено ждать родов Роксаны и, если родится мальчик, дать ему в опекуны Леоната, Пердикку, Кратера и Антипатра. Немедленно все дали клятву повиноваться этим опекунам.

Всадники присоединились к этому решению, но пехотинцы вознегодовали, так как им не предложили участвовать в совещании; они провозгласили царем Арридея, выбрали из своей среды телохранителей и приказали ему именоваться по отцу Филиппом. Когда об этом было сообщено всадникам, они послали к пехотинцам, чтобы их успокоить, двух диадохов — Мелеагра и Аттала. Те, стараясь усилить свое влияние путем лести рядовой солдатне, не выполнили своего поручения и присоединились к пехотинцам. Мятеж тотчас разросся, приобретя главарей и советников. Вооруженные пехотинцы ворвались во дворец, чтобы уничтожить всех диадохов. Узнав об этом, всадники в страхе выступили из города, расположились лагерем и в свою очередь стали запугивать пехоту. Но и взаимная вражда между главными полководцами не прекращалась. Аттал послал убийц к главе противной партии Пердикке. Однако убийцы не осмелились на него напасть: Пердикка был вооружен, держал себя вызывающе и выказал такую твердость духа, что по собственной воле вышел к пехотинцам, созвал их на сходку и разъяснил им, какое преступление они затеяли. Пусть они подумают, говорил он, против кого они подняли оружие; ведь это не персы, а македонцы, не враги, а сограждане, многие из них даже их родственники, и во всяком случае, их соратники, сотоварищи по лагерю и опасностям. Какое восхитительное зрелище для их врагов! Как они будут радоваться тому, что те, чье оружие нанесло им горестное поражение, теперь убивают друг друга и своей кровью совершают надгробные жертвоприношения теням ими же убитых врагов.

Когда Пердикка произнес эту речь с исключительным своим красноречием, он до такой степени тронул пехотинцев, что они, одобрив его предложения, единогласно избрали его в вожди. Затем и со всадниками было достигнуто соглашение, и они пошли на то, чтобы признать царем Арридея. Часть державы была предназначена и сыну Александра, если он родится.

Но очевидно, что избрав себе такого царя, диадохи с самого начала не собирались считаться с ним. Разъехавшись по своим сатрапиям, они стали готовиться к войне друг с другом. Война эта началась через несколько лет. Первоначально Арридей находился в полной власти Пердикки, который фактически управлял страной. В 321 г. до н.э. Пердикка погиб в Египте, и верх взяла противная ему Партия. Птолемей назначил попечителем царя Пифона. Но на пути в Македонию Пифон отказался от этой должности из-за постоянных противодействий жены царя, Эвридики. Македонцы выбрали попечителем Антипатра. Арридея доставили в Македонию, где он оказался в полной власти Эвридики. Все интриги ее сводились к тому, чтобы не допустить к власти мать Александра Олимпиаду, которая еще при жизни своего сына удалилась на родину в Эпир и фактически правила там. Пока жив был Антипатр, он своей тяжелой рукой смирял властолюбие обеих женщин, но после его смерти страсти закипели с удвоенной силой. Полисперхонт, назначенный преемником Антипатра в Македонии и регентом, соединил свои силы с Эакидом, царем Эпира, и вместе с Олимпиадой выступил против Эвридики. В 317 г. до н.э. они осадили царицу в Эбиях. Едва враги подступили к городу, македонцы схватили Филиппа и выдали его Олимпиаде. Чуть позже, в Амфиполе была захвачена и Эвридика. Царя и царицу заключили в тесной камере, куда все необходимое подавалось через маленькое окошко. Впрочем, Олимпиада не собиралась томить их длительным заключением. Не дожидаясь, пока македонцы проникнутся жалостью к своему низложенному царю, она велела нескольким верным фракийцам заколоть Филиппа, а Эвридику принудила покончить жизнь самоубийством.